julkaistu: Вторник 22. Февраль , 2005      
Суть природы Коммунистической Партии Китая состоит в том, что она неизбежно должна порочить Фалуньгун (часть 2)

II. Четыре метода фабрикаций лжи, обычно используемых КПК

Оглядываясь назад на все политические движения в Китае, проводимые с 1949 года, можно увидеть, что КПК использовала все возможные способы, чтобы обманывать людей, и можно увидеть, что КПК является самым искусным создателем лжи, до крайней степени применяя все методы обмана. Ниже приводятся несколько методов фабрикаций лжи, которые КПК использует наиболее часто, чтобы обманывать людей.

1. Искажение фактов и правды через субъективные спекуляции.

До Мао Цзэдуна, ведущие люди в литературе и искусстве сделали вывод, что вопрос Ху Фэна (Hu Feng) был не более, чем «группа фракционистов». 13 апреля 1955 года, Шу У (Shu Wu), один из старых друзей Ху Фэна, передал несколько личных писем, которые Ху Фэн написал ему. Эти письма, после переделки, вскоре были переданы Мао Цзэдуну для рассмотрения. Прочитав эти письма, Мао, одним росчерком своей ручки и без дальнейшего расследования, поднял вопрос Ху Фэна до значения «контрреволюционная группа». 13, 14 мая, и 10 июня 1955 года, газета «Народный Еженедельник» (People's Daily) опубликовала три части «Материалов о контрреволюционной банде Ху Фэна». В основном, эти материалы представляли собой переписку между Ху Фэном и его друзьями. Они были или конфискованы во время обыска или переданы добровольно несколькими друзьями. Мао прочитал их одно за другим и составил их в материал вместе со своими комментариями. Эти комментарии были классическим примером того, как Мао искажает факты и правду своими личными, субъективными спекуляциями и навязывает их другим.

Например, 13 мая 1944 года Лю Юань (Lu Yuan), находясь в Чунцине, написал письмо Ху Фэну, в котором говорилось: «Я был переведен в Центр Китайско-Американского содружества, который расположен в Цицикоу. Я собираюсь начать там работать 15 числа. Поэтому я не поеду в Авиационный Комитет.

Здесь есть много американцев. Я могу немного подправить мою жизнь. Кажется, я по-настоящему начал жить, как человек. Действительно трудно жить в обществе. Это так, как ты сказал: «Идти в сражение без маскировки – это не наша тактика». В будущем, я чувствую, что я должен научиться некоторой «темной смекалке». Единственное, чего я боюсь – это самого себя».

В отношении этого содержания, Мао сделал свой комментарий: «Лю Юань был «переведен» в Центр Китайско-Американского Содружества в мае 1944 года. Этот Центр – сокращённое название Центра Специальных Технологий Китайско-Американского Содружества, который был темным и ужасным агентством, и который американские империалисты и национальная партия Чан Кайши совместно создали для США, чтобы тренировать и засылать секретных агентов, непосредственно осуществляя террористические действия. Этот Центр стал известным за свою роль в жестоких пытках и убийствах членов коммунистической партии и прогрессивных людей. Кто перевел Лю Юаня в это секретное агентство? Какого рода люди могли быть переведены секретным агентством? Это само по себе очевидно». То есть, на этой основе, Лю Юань был назван «секретным агентом».

Однако, правда была следующей: В то время, как Лю Юань учился на факультете иностранных языков в университете Фудань (Fudan), он был принят в класс тренировки переводчиков. После окончания учебы, он был отправлен работать в Центр Китайско-Американского Содружества. Лю Юань был шокирован и растерян, поэтому он написал письмо Ху Фэну. Ху Фэн сразу же написал ему свой ответ, говоря, что Лю не должен идти в это место ни в коем случае. После получения этого письма, Лю сбежал, изменил свое имя, а затем устроился работать в среднюю школу в области Юйчи (Yuechi).

2. Фабрикация фальшивых заявлений и материалов, с помощью признаний, добытых пытками.

Неподтвержденное обвинение против Лю Шаоци – «предатель, шпион и отступник», - было создано с помощью этого метода.

После того, как началась Культурная Революция, КПК создала специальную команду для расследования дела Лю Шаоци. Еще до того, как началось расследование, У Чжун (Wu Zhong), руководитесь специальной команды расследования, установил рабочий тон и задачу, что расследование покажет, что Лю был «предателем». Он сказал: «Расследование преступлений Лю Шаоци является очень важной стратегической задачей. Нет сомнений в необходимости расследовании дела Лю. Совершал он преступления или нет, не является вопросом!» О методах, применяемых во время расследования, он ясно указал: «Это необходимо сделать через борьбу», «использовать политическую борьбу как главную направляющую линию, и в то же время, также необходимо предпринять определенные меры, такие, как публичная критика и митинги с осуждением, применение к нему небольшого диктаторства, и так далее».

Согласно этой направляющей стратегии, команда специального расследования использовала различные способы запугивания «свидетелей». После специального расследования, они применили изолированное заключение, лишение личной свободы, наблюдение за свидетелями и давление на них. Свидетели были объектами постоянных допросов и угроз, пока они, в конце концов, не ломались и не соглашались дать показания, какие только от них не хотели получить. Команда специального расследования не останавливалась, пока ее цели не были достигнуты, а методы, которые они применяли, были беспрецедентно злобными.

Под давлением и угрозами, исходящими от команды специального расследования, некоторые свидетели, такие как Цзя Вэньци (Jia Wenqi), Дун Жэнь (Dong Ren), Сион Шоучэн (Xiong Shoucheng) и Гуань Цинюнь (Guan Qingyun) пытались совершить самоубийства, но все безуспешно. Некоторые принимали лекарства, выпрыгивали из здания или перерезали горло лезвием для бритвы.

В 5 часов утра 13 декабря 1967 года, холодным утренним утром, человек, который был заключен в изолированном помещении, расположенном в гостинице департамента милиции, неожиданно резанул по своему горлу лезвием для бритвы. Сразу же полилась кровь. Этим человеком был Гуань Цинюнь, который, в прошлом, работал начальником секции департамента милиции провинции Фэнтянь (Fengtian). После того, как команда специального расследования не смогла получить то, что она хотела, допрашивая Гуаня у него дома десятки раз, они арестовали его и заключили. После многих допросов, команда специального расследования не смогла получить удовлетворительных заявлений от него. Под таким сильным давлением, Гуань больше не мог терпеть, поэтому он решил умереть, чтобы положить конец своим страданиям. Жизнь Гуаня была спасена оказанием срочной медицинской помощи. Однако еще до того, как Гуань поправился, допросы возобновились. Следуя инструкциям директора офиса расследования, команда расследования изменила свою тактику, вначале, рассказав Гуаню, так называемые, детали случая, который произошел в 1929 году, а затем попросили Гуаня сделать соответствующее «признание». Под большим давлением у Гуаня не осталось альтернатив. Ему даже не позволяли умереть. В конце, он сказал: «До тех пор, пока человек, стоящий у власти, который идет дорогой капитализма, может быть сброшен вниз, я буду давать показания, даже если это означает, что я должен буду пожертвовать собой». Поэтому было сфабриковано «показание», с деталями о том, как Лю Шаоци стал предателем после его ареста, и как он предавал организации КПК и товарищей, что привело ко многим арестам членов Коммунистической Партии.

3. Искажение фактов и перекладывание обвинений на невинных людей.

Во время побоища 4 июня 1989 года, некоторые солдаты случайно были убиты другими солдатами, но КПК обвинила в этих убийствах демонстрантов, чтобы вызвать ненависть к студентам. Многие, так называемые, «насильственные преступления, совершенные студентами», были сфабрикованы таким образом.

Согласно внутренней информации, солдат по имени Чэнь (Chen), который, позже получил звание «Защитник Республики», был офицером пропаганды в армии. 22 мая 1989 года, когда он сидел в багажнике грузовика и махал рукой студентам, багажник грузовика неожиданно открылся, он выпал и погиб. Некоторые газеты в то время сообщили новость об этом инциденте. Однако два дня спустя, Центральный Военный Комитет, неожиданно, наградил Чэня званием «Охранник Республики». Он стал первым почетным «защитником», участвующим в инциденте 4 июня. Затем, газета «Армия Народного Освобождения» начала заявлять, что толпа его толкнула под грузовик.

Господин Ли Сяомин (Li Xiaoming), бывший лейтенант Радарной Станции 39-ой пехотной Армии Народного Освобождения, который в настоящее время является студент в Австралии, сообщил, что солдат в его противовоздушном подразделении был назван жертвой. В газете сообщалось, что он был убит жителями Пекина. В действительности, он был убит случайно, другим солдатом, который чистил свое оружие. Дивизионные офицеры лгали, чтобы скрыть свою собственную ошибку, и чтобы защитить солдата. Они заявили, что он был убит демонстрантами. Ли Сяомин сказал: «Они написали в отчете, что демонстранты открыли огонь, и убили этого солдата. Но это вовсе не было правдой. Он был убит случайно. Кто-то нажал на курок, когда чистил свое оружие».

4. Вырывание слов из контекста; фальсификация обвинений.

Случай с «Гэ Пэйци (Ge Peiqi), который хотел убить коммунистов» во время компании 1957 года против реакционеров, является типичным примером этого метода.

24 мая 1957 года Комитет Компартии Китая Народного Университета Китая, организовал открытую дискуссию для не являющихся членами коммунистической партии. Господин Гэ Пэйци, лектор факультета индустриальной экономики, несколько критиковал Комитет партии. Он предложил, чтобы члены партии не давили на людей и что они не должны унижать непартийных интеллектуалов; лидеры-коммунисты не должны пользоваться особыми привилегиями в повседневной жизни, и что коммунисты должны превосходить субъективизм, разделение и бюрократию. Он, искренне, предложил свои мнения и объяснил принцип, что «вода может нести лодку, но она также может и утопить лодку».

26 мая газета «Пекинский Ежедневник» (Beijing Daily) сообщила о речи Гэ Пэйци. Но на следующий день (27 мая), Гэ Пэйци был очень удивлен, прочитав сообщение газеты «Ежедневник Народного Университета» (People's University Weekly), в котором цитировались «его слова»: «Не нужно выражать недоверие нам, интеллектуалам. Если вы хорошо делает работу – это хорошо. Если вы не делаете ее хорошо, тогда люди могут сбросить вас вниз и убить коммунистов. Они могут превысить ваши правила. Дело не в том, что они не любят Китай, просто коммунисты не служат людям». Эти слова были выдернуты из контекста и сфабрикованы. Разгневанный Гэ Пэйци пошел, чтобы встретиться с руководителем университета и заместителем секретаря партии, Не Чжэнем (Nie Zhen). Указывая на статью, Гэ сказал: «Разве это не навешивание на меня ярлыков?» Не сказал: «Товарищ Гэ Пэйци, не будьте таким эмоциональным. Партия всегда ищет правду в фактах. Если это неправильно, мы можем исправить ошибку».

Но ошибка никогда не была исправлена. Наоборот, она была раздута. В результате, еще до 8 июня 1957 года, когда КПК начала совй «Контр удар по злостным нападкам реакционеров», кампания «критики и разоблачения» Гэ Пэйци уже началась.

8 июня 1957 года, после инструкции Мао Цзэдуна, «Народный Еженедельник» опубликовал статью под названием «Почему так?», тем самым начав «Контр удар по злостным нападкам реакционеров». Критика и порицание Гэ Пэйци усилились. Подстрекаемые рупором КПК - «Народным Еженедельником», газеты всего Китая быстро начали атаки на Гэ Пэйци и его план «убивать коммунистов». В результате, Гэ Пэйци стал врагом коммунистов №1. Поэтому ему был приклеен ярлык «крайне реакционный элемент».

(Продолжение следует).

Китайская версия находится на: http://minghui.ca/mh/articles/2005/1/27/94298.html




Voit vapaasti tulostaa ja levittää kaikkia Clearharmony-sivuilla julkaistuja artikkeleita ja niiden sisältöä, pyydämme kuitenkin että näin tehdessäsi mainitset lähteen.

  Связанные истории





Email editors: editor@ru.clearharmony.net
© 2001-2003 ClearHarmony Net (Suomeksi)