julkaistu: Пятница 18. Февраль , 2005      
Суть природы Коммунистической Партии Китая состоит в том, что она неизбежно должна порочить Фалуньгун (часть 1)

В течение последних пяти лет практикующие Фалуньгун и люди с чувством справедливости в Китае и за его пределами прилагают неустанные усилия, чтобы помочь людям узнать правду о Фалуньгун. К сожалению, до настоящего времени, большое число людей все еще обмануто официальной пропагандой Китая. Одной из важных причин, которая делает их неспособными распознать правду, состоит в том, что они не имеют исчерпывающего, достаточного понимания истории лживости Коммунистической Партии Китая (КПК) и ее природы, стремящейся использовать клевету.

С 1949 года, с самого начала прихода к власти КПК, в Китае происходили непрерывные политические движения, которые привели к бесчисленным несправедливым и неправомерным обстоятельствам. В каждом политическом движении для того, чтобы наказывать людей и угрожать им, КПК всегда применяла свои две важные тактики: первое – политическая деспотичность власти, и второе - фабрикация и ложь. Из этих двух, второе является новатором и защитником первого. Мастерство и опыт обмана КПК являются непревзойденными. Все это определено лживой природой КПК. Когда бы КПК ни начинала политическую кампанию, слухи и ложь должны быть повсюду. Из-за того, что КПК является мастером обмана, и создала полную систему информационной блокады, многие люди были обмануты во время каждой политической компании. Как только люди приобретут ясное понимание в этом вопросе, они осознают, когда посмотрят на тяжелое положение Фалуньгун в Китае, что вся пропаганда режима Цзяна против Фалуньгун, была основана на лжи, и что было неизбежно, что режим Цзян Цзэминя зайдет так глубоко в очернении Фалуньгун.

I. «Классика» фабрикаций лжи КПК в политических движениях

Правление КПК в Континентальном Китае законно характеризуется обманом и ложью.

С 1949 года до настоящего времени КПК проводила, и все еще проводит, периодические, широкомасштабные движения. Каждое политическое движение приводило к большой несправедливости. Для того, чтобы достичь своих политических целей, КПК навешивала различные сфабрикованные ярлыки на своих жертв. Было доказано фактами, что эти ярлыки были ложью, ни один из них не являлся достоверным.

Я приведу несколько ярких примеров создания клеветы КПК.

1. «Коалиция Гао Ганя (Gao Gang) и Жао Шуши (Rao Shushi) против КПК»

В деле «Коалиции Гао Ганя (Gao Gang) и Жао Шуши (Rao Shushi) против КПК» КПК навесила два клеветнических ярлыка на Гао Ганя и Жао Шуши. Первый – это «против КПК»; второй – «спикеры буржуазного класса внутри КПК». В «Резолюции по вопросу коалиции Гао Ганя и Жао Шуши против КПК», принятой 31 марта 1953 года, было сказано: «Конспиративные действия коалиции против КПК, Гао Ганя и Жао Шуши… не были случайными, а были глубокими, историческими, имеющие социальные корни… Как раз в таких обстоятельствах, Гао Ган, Жао Шуши и другие собрались вместе в коалицию против КПК, и инициировали атаки против Центрального Комитета КПК, в частности на Политическое Бюро Центрального Комитета КПК в попытке свергнуть проверенное временем лидирующее ядро Центрального Комитета КПК, руководимого товарищем Мао Цзэдуном и узурпировать лидерство в КПК и в нашей стране. Их действия против КПК, несомненно, соответствуют желаниям контрреволюционеров-империалистов и буржуазных элементов. В реальности, они уже стали агентами буржуазного класса внутри нашей КПК».

На самом деле, Гао Ган и Жао Шуши были основоположниками режима КПК и служили КПК. Гао Ган вступил в КПК в 1926 году. В июне 1945 года он был назначен членом Седьмого Центрального Комитета КПК, а также членом Политического Бюро Центрального Комитета КПК. Во время гражданской войны (правительство было под управлением Националистической партии) он занимал следующие посты: заместитель секретаря северо-восточного бюро Центрального Комитета КПК; заместитель комиссара северо-восточной объединенной демократической армии; командир военных сил Маньчжурии; 1-ый заместитель командира и комиссара северо-восточных вооруженных сил; председатель северо-восточного народного правительства. В сентябре 1949 года, на первой пленарной сессии народной политической консультативной конференции Китая, он был выбран заместителем председателя народного правительства Китайской Народной Республики и заместителем председателя революционного военного комитета центрального правительства Китая. Жао Шуши вступил в Лигу молодежи КПК в 1923 году, а в 1925 году он вступил в ряды КПК. В июне 1945 года он был выбран членом седьмого Центрального Комитета КПК. В 1945 году он занимал позицию комиссара новой четвертой армии и военных сил Шаньдун. В 1948 году он занял офис генерального секретаря бюро восточного Китая Центрального Комитета КПК и должность комиссара вооруженных сил восточного Китая. После основания Китайской Народной Республики он стал членом комитета центрального народного правительства и членом народного революционного и военного комитета; председателем военного и политического комитета восточного Китая; генеральным секретарем бюро восточного Китая Центрального Комитета КПК.

Хотя, до настоящего времени, не было восстановлено имя Гао Ганя и Жао Шуши, многие историки верят, что дело вовсе не было в коалиции против КПК, а в трениях, и внутренней политической борьбе за власть в самой КПК. Они противостояли в своих взглядах не так называемой «великой КПК», а Лю Шаоци (Liu Shaoqi) и Чжоу Эньлаю (Zhou Enlai), двум лидерам КПК, которые исторически имели разные политические мнения, отличающиеся от их мнений, и они постоянно имели личные конфликты друг с другом. Как подтвердили члены КПК, они не были «агентами буржуазного класса внутри КПК».

2. «Контрреволюционная клика Ху Фэна (Hu Feng)»

В начале лета 1955 года Мао Цзэдун лично указал в своем письменном заявлении для газеты People's Daily, что Ху Фэн и другие были «контрреволюционной кликой, укрывающейся в революционном лагере», «Эта контрреволюционная клике и ее скрытая структура помогает свержению Китайской Народной Республики и помогает восстановлению господства империалистической Националистической Партии (Гоминьдан)».

После Культурной Революции Центральный Комитет КПК пересмотрел дело Ху Фэна. В январе 1979 года Ху Фэн был освобожден из тюрьмы. В сентябре 1980 года Центральный Комитет КПК вынес решение аннулировать дело о «Контрреволюционной клике Ху Фэна». В январе 1986 года Центральный Комитет КПК отменил все фальшивые заявления, сделанные против Ху Фэна в связи с его политическими и историческими вопросами. В июне 1988 года Центральный Комитет КПК пересмотрел вопросы, касающиеся точки зрения в литературе Ху Фэна и его участия в мероприятиях литературного искусства и аннулировала преступления, в которых он был обвинен, такие как индивидуализм, идеализм и сектантство. С сентября 1980 года по июнь 1988 года Центральный Комитет КПК три раза пересмотрел дело Ху Фэна, и этот длительный процесс продолжался семь лет и девять месяцев.

После того, как репутация Ху Фэна была восстановлена, люди, в конце концов, смогли увидеть первоначальное самообладание Ху Фэна. В реальности, в начале 30-ых годов в Японии, Ху Фэн вступил в ряды Коммунистической Партии Японии и присоединился в Токио к левому крылу. После того, как он вернулся в Китай, он вместе с Лю Сюнем (Lu Xun) продолжал принимать участие в литературной работе левого крыла. В 1940 году он жил в Чунцине, территории, которая в то время находилась под управлением Гоминьдана, где он всегда считался важной фигурой в развитии литературного искусства. Он играл лидирующую роль в широкой национальной литературной работе, осуждающей вторжение японской армии и поддерживал борьбу китайской армии против японских оккупантов. Он имел тесные контакты с Чжоу Эньлаем, Цяо Гуаньхуа (Qiao Guanhua), Шао Цюаньлинем (Shao Quanlin) и другими важными членами КПК. После 1949 года он от всего сердца восхвалял КПК и Мао Цзэдуна.

3. «Буржуазные реакционеры»

27 апреля 1957 года КПК решила провести исправительное движение на тему «Правильное отношение к внутренним противоречиям среди людей», что явилось выступлением против бюрократии, сектантства и субъективного идеализма. КПК призвало людей предлагать партии свои советы и мнения. После того, как движение началось, общественность, полная энтузиазма, и реагирующая положительно на обращение КПК, беспартийные и члены партии предлагали многочисленные полезные и ценные советы в отношении работы правительства и стиля работы официальных представителей КПК. Но 15 мая 1957 года в своей статье под названием «Вещи начинают меняться» Мао Цзэдун изменил курс на противоположный. Он сказал людям, что они должны иметь ясное понимание в отношении ситуации классовой борьбы и обращать внимание на атаки реакционеров. 8 июня Центральный Комитет КПК издал документ под названием «Собрать наши силы, чтобы отразись дикие атаки реакционеров». В тот же день газета People's Daily опубликовала комментарий под названием «Почему так?» Этот комментарий определил природу так называемых «буржуазных реакционеров» и указал: «Используя прделог в помощи КПК, чтобы исправить вещи, небольшое число реакционеров нападает на руководство Коммунистической Партии и рабочий класс; они даже требуют, чтобы КПК оставила власть. Они пытаются воспользоваться этой возможностью, чтобы свергнуть Коммунистическую Партию и рабочий класс, чтобы сбросить великий социализм и повернуть историю вспять к диктаторству буржуазии. На самом деле, они хотят вернуться к полуколониальному статусу, как это было до революции и ввергнуть китайцев под реакционный контроль империализма, и их прихвостней». С того времени КПК начала широкомасштабное, так называемое, «Движение против реакционеров». В этом движении 450 000 членов КПК и беспартийных людей, которые искренне предложили свои советы КПК, были названы «реакционными членами буржуазии».

После 3-ей пленарной сессии 11-го Центрального Комитета КПК, большинство «реакционных членов буржуазии» были реабилитированы. Хотя КПК все еще настаивала в то время: «В тех обстоятельствах, это было правильно и было необходимо противостоять атакам небольшого числа буржуазных реакционеров» и не полностью отрицала движение против реакционеров. Необходимо признать, что они сделали серьезную ошибку, сильно преувеличив ситуацию. В результате, около 500 000 человек были названы реакционерами. Эти люди в то время вовсе не были против КПК или социализма, наоборот, они были «большой группой послушных членов КПК, способными интеллектуалами, демократическими друзьями партии, которые в течение длительного времени кооперировали с КПК, а также политически незрелыми молодыми людьми – все они были отправлены в сельские районы, чтобы пройти трансформацию через принудительный труд, что причинило им физические и психологические страдания. Они не могли использовать свои таланты и способности, что было большой потерей для партии и страны».

4. «Антипартийная группа Пэн Дэхуая (Peng Dehuai)»

В 1958 году Мао Цзэдун начал кампанию «Великий Скачок Вперед» и создал коммуны. Центральный Комитет КПК отовсюду получал волнующие отчеты производств. Казалось, что ситуация была отличной. Но реалист, маршал Пэн Дэхуай, подозревал, какой могла быть реальная ситуация, поэтому он поехал в местные районы, чтобы лично провести инспекцию. Когда он вернулся обратно в город Уши, его родной город, он прошел несколько миль вдоль полей, чтобы подсчитать урожай риса. Он также проверил крестьян, и обнаружил, что местные чиновники подделывают отчеты об урожае. Массивная «кампания стали» производила только немного стали, но занимала всю человеческую силу народных коммун. Агрономическое производство было отставлено в сторону, сельскохозяйственное оборудование было брошено в полях и сгнило. Люди даже разбирали свои дома и валили много лесов в горах, чтобы иметь топливо для производства стали. Позже, Пэн Дэхуай поехал в родной поселок Мао Цзэдуна в коммуну Шаошань. То, что он увидел и услышал, было похоже на ситуацию в коммуне Уши. Тогда Пэн Дэхуай поехал в область Пинцян (Pingjiang), где он 30 лет тому назад сделал улучшения. Он был очень удивлен, обнаружив, что местные чиновники выдавали более высокие показания производительности 1957 года за показатели 1958 года, которые были ниже, в то время, как более низкие показатели 1958 года выдавались за показатели 1957 года. Они использовали этот трюк, чтобы «доказать» успешность коммун. Пэн сказал: «Такое искажение вещей является пугающим!»

В июле 1959 года Центральный Комитет КПК провел расширенную встречу Политбюро в Лушане (горном курорте, расположенном в провинции Цзянси). Многие члены Центрального Комитета КПК в то время знали, что «Великий Скачок Вперед» был не реальным. Голод и экономические катастрофы начали появляться во многих местных районах. Если эта ошибка не была бы исправлена немедленно, это привело бы к серьезным последствиям. Но никто не посмел сказать об этом Мао Цзэдуну. Пэн Дэхуай высказывался по этому вопросу откровенно много раз во время групповых дискуссий, перечисляя примеры, как местные чиновники сообщали о завышенных данных и бесполезности массовой стальной кампании. Но штаб в обсуждениях группы выделил острые фразы, которые он говорил. Ради китайцев Пэн Дэхуай не хотел, чтобы в Китае произошла катастрофа из-за движения «Быстрый Скачок Вперед». Поэтому он написал личное письмо Мао Цзэдуну, надеясь, что Мао обратит внимание на результаты «Великого Скачка Вперед» и вовремя исправит ошибки. Но он не ожидал, что Мао разгневается из-за этого письма. Мао продлил встречу в Лушане, напечатал это частное письмо и распространил его среди присутствующих для обсуждения. В конце, Мао начал массовый критицизм против Пэна и заявил, что Пэн Дэхуай, Чжан Кэчэн (Huang Kecheng), Чжан Вэньтянь (Zhang Wentian) и Чжоу Сяочжоу (Zhou Xiaozhou) являлись «антипартийной группой». В 1971 году Мао Цзэдун, пойдя еще дальше, определил это как 8-ая «идеологическая борьба» с КПК. Пэн Дэхуай умер в результате преследования, и бесчисленные люди были вовлечены в это.

В декабре 1978 года, во время 3-ей пленарной сессии 11-го Центрального Комитета, конференция провела расследование и исправила неправильный вывод о Пэне Дэхуае и решила реабилитировать его. 24 декабря в Пекине была проведена большое мемориальное мероприятие в память Пэна Дэхуая. Определения «Лицемер, карьерист и интриган» были заменены на репутацию «выдающийся революционер пролетариата, выдающийся лидер», его хвалили и сказали, что он «имел огромную любовь к партии, глубоко любил людей», «смело сражался, был честным и праведным, не коррумпированным и честно выполнял свои социальные обязанности, имел хорошую самодисциплину, заботился о населении и никогда не думал о личных потерях и приобретении». Люди могли только вздыхать с эмоциями: «Пэн Дэхуай постоянно вел себя таким образом в течение 40 лет, почему эти достоинства признались только через четыре года после его смерти?»

5. «Предатель шпион и отступник Лю Шаоци (Liu Shaoqi)»

Самым известным человеком, с которым обошлись несправедливо, во время одного из политических движений в Китае, был председатель Лю Шаоци. Лю был патриархом КПК, одним из тех, кого называли «отцом основателем» Китайской Народной Республики. Он вступил в КПК в 1921 году и занимал много важных постов в КПК. Он был вице- председателем КПК и председателем КНР перед Культурной Революцией. В «Отчете о расследовании дела о преступлениях предателя, шпиона и отступника Лю Шаоци», изданного во время 12-ой пленарной сессии 8-го Центрального Комитета КПК, Лю Шаоци был назван «лидером внутрипартийной реакционной группы ревизионистов и самым большим национальным пособником капитализма у власти». КПК также беспочвенно наклеила ярлык на Лю Шаоци – «предатель, шпион и отступник».

В феврале 1979 года КПК решила провести новое расследование дела Лю Шаоци. Это расследование пересмотрело все обвинения, выдвинутые против Лю во время Культурной Революции. Затем КПК восстановила репутацию Лю Шаоци. Ниже приводится главные результаты этого расследования:

(1) В первоначальном отчете о расследовании говорилось: «В ноябре 1925 года Лю Шаоци «использовал выздоровление как оправдание и без разрешения убежал из Шанхая в Чанша». В декабре он был арестован персоналом главного офиса военного положения в Чанша. Военачальник Хунаня, Чжао Хэнти (Zhao Hengti), лично приказал «казнить обезглавливанием», тем самым, заставляя Лю принять все условия, чтобы сохранить свою жизнь. Лю поддался врагам и предал революцию». Позже, Лю Шаоци следовал договору с Чжао Хэнти, носил Четыре Книги, которые дал ему Чжао Хэнти в подарок и направился из Хуньань в Гуанчжоу. «С тайными мотивами, Лю, снова вошел в партию». Согласно расследованию, Лю был арестован зимой 1925 года в Чанша (Changsha), но доказательств, что он «скрылся из Шанхая Чанша без разрешения» и «сдался врагу» не существует.

(2) Первоначальный отчет о расследовании описывал, что Лю Шаоци присвоил пост генерального секретаря Общего Трудового Союза провинции Хубэй в 1927 году, в критический момент великой революции. Лю действовал, как шпион и саботировал рабочее движение. Имели место следующие обвинения: а) После убийств «3 апреля», Лю защищал японских захватчиков; б) В коалиции с Ванном Цзинвэем (Wang Jingwei), Чэном Гунбо (Chen Gongbo), Лю был назначен «лидером группы центрального комитета трудового движения Гоминдан». Он давал врагам советы, чтобы переводить ключевых людей из трудового союза Уханя, отменял рабочие пикеты; в) Чтобы отрицать свой шпионский статус, Лю Шаоци придумал уловку, которая состояла в том, что он был арестован; г) Перед событием «15 июля» в Ухане, Лю Шаоци следуя приказам Ван Цзинвэя, последовал на гору Лушань и продолжил свою предательскую деятельность». Согласно новому расследованию, эти обвинения были необоснованными. Они были или выдуманными фактами, или поддельными обвинениями. Ни одно из этих обвинений не могло считаться действительностью.

(3) В первоначальном отчете о расследовании говорилось, что после ареста на хлопчатобумажной фабрике Фэнтянь (Fengtian) в городе Шэньяне 22 августа 1929 года Лю Шаоци признался, что он был секретарем партии провинциального комитета Маньчжурии, и он предал других членов комитета партии и соответствующие партийные организации. Лю также «с энтузиазмом предоставлял советы правящему классу», и «высоко хвалился» Чжаном Сюелином, за то, что он делал. Поэтому он был освобожден. Благодаря информации, которую Лю предоставлял врагу, «организациям КПК был нанесен серьезный вред. Многие члены партии были арестованы и убиты». В первоначальном отчете о расследовании также говорилось, что он следовал приказам врага, использовал инцидент на железной дороге среднего востока для антисоветских и антикитайских целей и т.д. После повторного расследования, все эти обвинения были признаны фабрикациями.

(Продолжение следует).


Китайская версия находится на: http://minghui.ca/mh/articles/2005/1/27/94298.html


Voit vapaasti tulostaa ja levittää kaikkia Clearharmony-sivuilla julkaistuja artikkeleita ja niiden sisältöä, pyydämme kuitenkin että näin tehdessäsi mainitset lähteen.

  Связанные истории





Email editors: editor@ru.clearharmony.net
© 2001-2003 ClearHarmony Net (Suomeksi)