julkaistu: Воскресенье 28. Ноябрь , 2004      
“Как в наш дом вошла ненависть”

(в сокращении)

Я полагаю, что китайская правящая партия способна фабриковать информацию, в частности выдумывать самые неприличные и бесстыдные истории, лицемерно играя на последних остатках благопристойности и морали у людей, и вынуждать их слушать ложь, притупляя их способность мыслить критически, чтобы разжигать в них ненависть. Как партии удается достигать такого результата? Несколько дней назад мне приоткрылись причины этого.

У обоих моих родителей погибли отцы из-за действий компартии. Одного застрелили, другого замучили до смерти. Моих родителей партия рассматривала как "детей, которые могут быть перевоспитаны, несмотря на их сомнительное происхождение" и им позволили пойти в школу и получить хорошее образование. Оба они закончили колледж в 1950-ых. Однако, в действительности, они много страдали из-за своего "сомнительного происхождения". Моего отца заставили пройти курс "специальной обработки", в результате которой он, в свои юношеские годы, был близок к самоубийству. Люди, прошедшие путь подобный моим родителям, боятся, что их признают вовлеченными в "политику". Они только хотят, чтобы их оставили в покое. Меня с сестрой учили быть хорошими людьми, прилежно учиться и быть аккуратными. Мы были очень хорошими студентками. В молодости, мы стали свидетелями трудных времен для наших родителей. Повзрослев, мы изо всех сил старались быть хорошими людьми и часто покупали им дорогие подарки. Мои родители очень гордились нами…

В 2000 году мои родители приехали в Соединенные Штаты, куда мы переехали с сестрой. К тому времени я только начала заниматься Фалуньгун, но уже смогла избавиться от болезни желудка, мучавшей меня многие годы. Я стала жизнерадостной, была счастлива и стремилась разделить красоту Фалуньгун с каждым. Откуда я могла знать, что вскоре в моей семье произойдет такой переворот? К такому я была совершенно не готова. Много лет я была гордостью и радостью моих родителей, их благополучие во многом зависело от меня. Поэтому, я была потрясена и встревожена, когда, рассказав отцу о Фалуньгун, увидела, что он пришел в бешенство. Я не ожидала, что такая грязная ложь распространяется о Фалуньгун, что самый ядовитый обман захватил моего отца на крючок, полностью опутав его! Я совсем не ожидала, что он не примет ни единого моего слова, как бы я ни старалась объяснить ему ситуацию.

Более всего меня потрясло то, что мой отец глубоко ненавидел Фалуньгун. Я думала, что исходя из опыта своей личной жизни он понял истинную природу правящей партии. Когда я впервые уезжала в колледж, отец рассказал мне историю нашей семьи. После того, как партия казнила его собственного отца, он и его мать пришли в отчаяние. Ему было только восемнадцать лет. Когда он рассказывал мне эти печальные истории, он казался грустным, но в его голосе не было ненависти. Даже когда он рассказывал о том, как хотел совершить самоубийство, он лишь шутил по этому поводу.

Из-за ненависти к Фалуньгун мой отец стал для меня очень странным, другим человеком. Когда я пыталась разъяснить ему правду о Фалуньгун, я просила его послушать меня из любви ко мне, но успеха не добилась. Он весь пылал от гнева. Его оскорбительные выражения заставили меня задуматься о причинах происходящего.

Позже, я дала ему прочитать книгу «Чжуань Фалунь» (1). Я очень ценила эту книгу, потому что ее издали в Китае, а книг, напечатанных в те времена, осталось совсем немного. Я надеялась, что после прочтения книги он поймет, что ошибался в отношении Фалуньгун и Учителя. Когда мои родители уехали из Соединенных Штатов домой, я открыла книгу [которую дала отцу почитать] и была совершенно убита... Даже сегодня, когда я пишу этот опыт, я не могу сдержать дрожи в руках.

Отец шариковой ручкой написал очень злобные слова на всех пустых местах книги. Я чувствовала себя полностью растоптанной. Как мог мой отец поступить столь бессердечно?

По прошествии времени я все еще общалась с моими родителями, спрашивая как они живут, но в наших отношениях больше не было прошлой любви друг к другу. Отец никогда не сожалел о том, что он сделал. Они приезжали в США еще два раза. Оба раза вопрос "Фалуньгун" был подобен бомбе, которая могла взорваться в любое время. Часто отец пытался вскользь нападать на Фалуньгун, а я всегда пробовала разъяснить ему правду. Это было похоже на затяжную войну. Мать всегда старалась исправить положение и примирить нас. Несколько раз мать даже хотела стать на колени перед отцом, чтобы успокоить его гнев, это потрясло меня до глубины души. Насколько я помнила, в нашей семье слово матери было законом. Она была главой семьи.

Я не знала, как справиться с ситуацией. Я потеряла право говорить и объяснять [правду] дома. До сегодняшнего дня мне позволяется говорить правду о Фалуньгун не более чем полминуты. Мой отец вел себя как хороший человек, пока мы говорили о чем-нибудь другом. Такая враждебность моего отца к Фалуньгун была просто непостижима.

Так как мой отец ученый и он слепо верит в современную науку. Я сказала ему шутливо, что его поклонение современной науке – результат прочтения многих книг о науке, написанных теми, кто в ней ничего не смыслит, поэтому многие концепции, которых он придерживается неверны. Он совершенно не обиделся и сказал, что хотел бы тоже иметь две ученых степени, как я. Я тогда сказала: "Вы знаете, что мое знание не ограничивается лишь наукой. Вы забыли, что я еще изучала трактаты Конфуция и классические труды, и Вы обычно консультировались со мной? Теперь я бы хотела высказать вам пару слов о Фалуньгун, которые вы должны, по крайней мере, выслушать". Прежде, чем я смогла сказать что-либо еще, выражение его лица внезапно изменилось, на нем появилась враждебность. Я в отчаянии спросила: "Почему Вы больше доверяете словам коммунистов, убивших вашего отца, чем вашей собственной дочери?" Он заявил: "Я никогда не верил коммунистам, но это другой вопрос!" Почему это другой вопрос? Волк, который всегда ел овец, изменился и стал питаться травой?

Пять лет прошли в борьбе. Это продолжалось до тех пор, пока практикующие США не зарегистрировали иск против Чжао Цзычженя (Zhao Zizhen) за "разжигание ненависти", тогда я ознакомилась с программой "Рассказы Ли Хунчжи", которую сфабриковал Чжао с сообщниками. Я рыдала, просмотрев эту программу. Отвратительная клевета на моего Учителя, показанная в ней, была слишком бесстыдной, наглой. Программа заполнена явными личными нападками и попытками испортить репутацию! Много таких программ и статей передавались во все слои общества от имени нации. Именно это обмануло моего отца, который является хорошим человеком, человеком с более чем тридцатилетним стажем работы в средствах массовой информации и человеком, который имеет звание профессора. Из-за этой лжи, люди больше не могут спокойно и разумно обдумывать происходящее.

В течение последних нескольких лет, мой Учитель тихо переносит всю эту несправедливость и никогда не говорит ни слова в свою защиту. Я побывала почти на всех крупных Конференциях Дафа с 1999 года, и видела Учителя многократно. Каждый раз, читая лекции своим ученикам, Учитель вновь и вновь учил нас быть хорошими людьми, быть еще лучшими людьми. Он непрерывно напоминал нам, чтобы мы проявляли милосердие и доброжелательность к тем, кого обманула ядовитая пропаганда о Фалуньгун.

Когда я читала ту сфабрикованную ложь и ядовитые нападки на моего Учителя, я внезапно поняла, почему мой отец был так невосприимчив к любым разумным доводам в пользу Фалуньгун. Это потому, что Цзян Цзэминь и его клика незаконно использовали государственный аппарат, чтобы наиболее гнусным, злым и одурманивающим способом прорастить ненависть в умах и телах людей, не знающих правды о Фалуньгун. Ненависть походит на вирус, который постепенно проникает в кровь, сущность, мозг, и, в конечном счете, полностью захватывает контроль над людьми, разрушая их способность к размышлению.

Похоже, что, если я не буду разъяснять правду о Фалуньгун, то я потеряю отца навсегда. Я должна разоблачать ложь Цзяна и его клики, поскольку все еще есть много людей в Китае, которые, как и мой отец, обмануты разжигаемой ненавистью. Они помогают Цзяну и его клике в их злых делах, совершать убийства невиновных людей, и будут, в конечном счете, разрушены своей собственной ненавистью. Кто-то может сказать, что я ввязываюсь в политику? Я могу потерять моего отца. Как я могу хранить молчание?

(1) Книга «Чжуань Фалунь» содержит учение Фалунь Дафа.

Voit vapaasti tulostaa ja levittää kaikkia Clearharmony-sivuilla julkaistuja artikkeleita ja niiden sisältöä, pyydämme kuitenkin että näin tehdessäsi mainitset lähteen.

Китайская версия доступна на



  Связанные истории





Email editors: editor@ru.clearharmony.net
© 2001-2003 ClearHarmony Net (Suomeksi)