julkaistu: Воскресенье 10. Октябрь , 2004      
Личная кампания Цзян Цзэминя Решение одного человека "уничтожить" традиционную китайскую веру 100 миллионов человек


Более четырех последних лет специалисты по Китаю выдвигали различные социально-политические причины, которые толкнули китайский режим на уничтожение Фалуньгун - практику упражнений и медитации с древними китайскими корнями. Ответ, однако, оказался более простым и намного более беспокоящим, чем это предполагалось изначально.
Когда в июле 1999 года по всему Китаю началась кампания преследований, направленных против Фалуньгун, многие верили, что эта кампания является еще одним массовым движением, в целом, управляемым и организуемым лидерами Коммунистической партии. Однако с того времени, факты пролили свет на маневры главы Коммунистической партии тех лет Цзян Цзэминя. Большое количество доказательств свидетельствуют, что для того, чтобы начать эту кампанию, Цзян лично не только сформулировал политику уничтожения Фалуньгун, но также изменил волеизъявление премьер-министра и остальных членов Постоянного комитета Политбюро, которые изначально не соглашались с мнением Цзяна в отношении Фалуньгун. Кроме того, начиная с 1999 года Цзян был управляющей силой, стоящей за этой кампанией и ее возрастающей интенсивностью.
Фалуньгун процветает в Китае
Со времени представления Фалуньгун общественности в мае 1992 года и до начала преследования, в июле 1999 года, количество практикующих Фалуньгун выросло до десятков миллионов. В 1999 году официальные лица китайского правительства заявили в интервью Ассошиэйтед Пресс и "Нью-Йорк Таймс", что их исследования показывают, что Фалуньгун занимаются "по меньшей мере, 70 миллионов" китайцев. (АП: "Растущая группа создает дилемму для Китая", 4/26/1999; "Нью-Йорк Таймс": "В Пекине: Рев тихих протестантов", 4/27/1999.)
Многие соотносили быстрый рост Фалуньгун с его эффективностью в улучшении физического здоровья миллионов китайских граждан, а также с улучшением психического и духовного состояния. В начале 1999 года во всех главных городах Китая можно было видеть практикующих, выполняющих утренние упражнения. В строго контролируем обществе, таком как Китай, просто невозможно существование без разрешения и поддержки правительства такой массовой организации и такого социального феномена, не говоря уже о семи годах развития Фалуньгун.
В то время, не только массы людей изучали Фалуньгун, но также, все семь членов Постоянного комитета Политбюро читали "Чжуань Фалунь", главную книгу Фалуньгун. Многие их родственники и друзья также практиковали Фалуньгун. Многие высокопоставленные официальные лица Коммунистической партии, правительства и армии сами начали практиковать после личного посещения лекций господина Ли Хунчжи или услышав о Фалуньгун от других.
Начало агрессивных действий против Фалуньгун
В конце 1996 года практикующие Фалуньгун первый раз начали сообщать об инцидентах плохого обращения полиции. Ло Гань (Luo Gan) уже был высокопоставленным чиновником. Как председатель Политического и правового комитета Коммунистической партии, Ло был главой Бюро общественной безопасности, национальных разведывательных агентств и юридической системы. Но Ло Гань видел в Фалуньгун возможность для дальнейших политических выгод и начал приводить в исполнение план, чтобы поставить Фалуньгун и правительство в противостоящие друг другу позиции.

Бывший посол США и 26-летний ветеран Государственного департамента объясняет роль бывшего лидера Китая Цзян Цзэминя в политике геноциде против Фалуньгун.
Как часть этого плана, Ло искал предлог для запрещения практики и поэтому приказал полиции Китая провести секретное расследование Фалуньгун по всей стране. В июле 1998 года, через Бюро №1 Министерства общественной безопасности Китая (Бюро политической безопасности), Ло Гань издал Общественный указ [1998] №555 "Уведомление о проведении расследования в отношении Фалуньгун". В этом документе Фалуньгун впервые был назван "культом", документ предписывал всем департаментам полиции, по всей стране, систематически посылать агентов для расследования и сбора "улик".
Однако расследование полиции не нашло никаких улик преступлений, связанных с Фалуньгун.
В конце лета в ответ на полицейское расследование Ло ему было направлено письмо, написанное 135-ю высоко уважаемыми членами общества, включая известных профессоров, актеров и членов правительства высокого уровня. Главным автором письма был известный профессор юриспруденции Пекинского университета. В этом письме он объяснил, что основа июльского расследования Фалуньгун, проведенного по инициативе Ло Ганя, и вышеупомянутое "уведомление" Бюро №1 Министерства общественной безопасности Китая, нарушило китайскую Конституцию и нарушило закон.
Премьер-министр Чжу Жунцзи (Zhu Rongji) дал быстрый ответ, в котором говорилось, что Бюро общественной безопасности не должно беспокоить практикующих Фалуньгун, а должно концентрироваться на вопросах безопасности. В ответе Чжу также упоминалось, что Фалуньгун помог сохранить стране огромные средства на здравоохранение.
Однако ответ премьер-министра Чжу был задержан Ло и никогда не был получен практикующими Фалуньгун. Только 25 апреля 1999 года премьер-министр Чжу узнал, что его ответ был кем-то задержан. И только в это время практикующие Фалуньгун впервые узнали, что был такой позитивный ответ премьер-министра.
После полицейского расследования, проводившегося в июле, несколько бывших членов Всекитайского собрания народных представителей, членов Коммунистической партии, ведомых Цяо Ши (Qiao Shi), который в свое время был очень высокопоставленным чиновником, провели свое собственное расследование Фалуньгун. Они получили большое количество откликов от населения и сделали вывод, что Фалуньгун принес большую пользу Китаю без какого-либо негативного влияния. Они закончили свой отчет словами: "Завоевав сердца людей, вы завоюете мир. Потеряв сердца людей, вы потеряете все". В октябре этот отчет был передан Постоянному комитету Политбюро (группе из семи членов Коммунистической партии, которые управляют страной), который возглавлял Цзян Цзэминь.
Осведомленные лица в Чжуннаньхай (офис правительства в Пекине) сообщали, что Цзян был очень недоволен этим отчетом и написал записку Ло Ганю, выражая свое недовольство, записку, которая возбудила желание Ло продвинуть себя через противостояние Фалуньгун.
25 апреля стало поводом для Цзян Цзэминя, чтобы объявить войну
В городе Тяньцзине (Tianjin), недалеко от Пекина, произошли действия, нарушающие права практикующих Фалуньгун. Зять Ло Ганя, доктор физических наук по имени Хэ Цзосю (He Zuoxiu), который регулярно писал пропагандистские статьи для Коммунистической партии, написал в журнале статью, содержащую нападки на Фалуньгун. Эта статья включала дискредитирующую историю о человеке, который, как сообщалось, совершил самоубийство из-за практики Фалуньгун (на самом деле, этот молодой человек никогда не практиковал Фалуньгун и даже не совершал самоубийства). Когда журнал отказался поместить опровержение этой статьи, практикующие провели мирную апелляцию возле офиса журнала.
Полиция арестовала и избила их. Когда местные практикующие апеллировали к полиции Тяньцзина, чтобы она освободила тех арестованных практикующих, они получили ответ, что по всем апелляциям в отношении этого вопроса они должны ехать в Пекин. Во всех предыдущих инцидентах, в которых практикующие сталкивались с плохим обращением, им никогда ничего подобного не говорили. Напряжение возростало.
На материковом Китае правительством организованы апелляционные бюро, чтобы принимать жалобы от людей. Все уровни партии и департаменты администрации имеют Апелляционные офисы. Например, Аппеляционное бюро Государственного Совета расположено на расстоянии двухсот-трехсот метров от улицы Фую (Fuyou), где расположен Чжуннаньхай (Zhongnanhai), центральный офис правительства в Пекине.
Утром 25 апреля 1999 года более 10 000 практикующих Фалуньгун из различных районов, следуя инструкциям, которые они получили от официальных лиц Тяньцзина, приехали к Апелляционному бюро Государственного Совета. Они услышали о сложившейся ситуации, передавая известия друг другу, и приехали по своей личной воле, надеясь апеллировать непосредственно к официальным лицам Центрального правительства. Вооруженная полиция ожидала их. Вместо того чтобы направить их от чувствительного места, правительственного офиса Чжуннаньхай, к Апелляционному офису, полиция сделала противоположное. Полицейские отказались пропускать практикующих к Апелляционному офису, и вместо этого, направили их к Чжуннаньхай, пока группа практикующих не образовала вокруг комплекса ровные ряды людей.
В этот день, занимающий в то время пост премьер-министра, Чжу Жунцзи вышел из правительственного офиса Чжуннаньхай, чтобы поговорить с практикующими. По словам свидетелей, премьер Чжу попросил практикующих войти, говоря: "Разве я уже не написал комментарий о вашей практике?" Практикующие Фалуньгун ответили, что они никогда не получали ответ Чжу. Они продолжили, объяснив, что полиция Тяньцзина избила и незаконно арестовала более 30 практикующих Фалуньгун. "Нам сказали, что это невозможно решить на месте, и что мы должны апеллировать к Центральному правительству", - объяснили практикующие премьеру Чжу.
Выслушав отчет о ситуации, Чжу издал приказ освободить арестованных практикующих в тот же день. После подтверждения о том, что практикующие Тяньцзина будут освобождены, 10 000 практикующих тихо и мирно разошлись.
Не зная, что практикующих проинструктировали поехать в Пекин, и что затем ожидающая их полиция направила их вокруг Чжуннаньхай, многие наблюдатели поняли, что появление там практикующих было прямым вызовом руководителям Коммунистической партии, и когда началось преследование, говорили, что причиной для этого послужил инцидент 25 апреля.
Цзян оказывает давление на лидеров правительства и приказывает начать преследование
Свидетели сообщают, что когда в этот день новости об апелляции дошли до Цзяна, он ответил гневно, чем шокировал всех присутствующих: "Раздавить Фалуньгун! Раздавить его! Раздавить его полностью!"
В этот вечер Цзян написал письмо другим членам Постоянного комитета Политбюро и другим высшим руководителям партии, призывая к немедленной встрече для обсуждения этого инцидента. "Коммунистическая партия должна уничтожить Фалуньгун, - заявил Цзян в своем письме. - Как это возможно, чтобы теория марксизма, которую мы исповедуем, и материализм и атеизм, в которые мы верим, не смогли уничтожить то, что пропагандирует Фалуньгун? Если бы это было правдой, не стали бы мы посмешищем?"
Во время встречи Цзян открыто нападал на Чжу, повторяя в его адрес: "Бестолковый! Бестолковый!" Он отменил решение премьера, которое было в процессе исполнения, и заставил партию принять его личную инициативу: "уничтожение" Фалуньгун.
В конце встречи Чжу Жунцзи, который был назван "правым", остановился и пожал руку всем присутствующим членам партии, прощаясь с ними. С того времени от него не было слышно ни одного слова о Фалуньгун.
Затем, следуя инструкциям Цзяна, Генеральный офис Центрального Комитета КПК издал циркуляр к Комитетам партии всех провинций, автономных регионов и муниципалитетов. Эта инструкция требовала, чтобы все департаменты выявили любого практикующего Фалуньгун, который был членом их персонала, и тех, кто ездил к Чжуннаньхай 25 апреля. Цзян также добился того, что Генеральный политический департамент Народной Армии Освобождения издал директиву, требующую, чтобы весь персонал армии, включая поддерживающих служащих и отставников, перестал принимать участие в практике Фалуньгун. В приказе говорилось: "Силы народной армии никогда не должны иметь в своих рядах людей, связанных с организациями цигун религиозной природы и должны твердо и решительно увольнять тех служащих, которые практикуют Фалуньгун. Любой, кто ослушается этого, должен быть строго наказан".
Но Цзян все еще встречался с большой оппозицией внутри Коммунистической партии. Его политика рассматривалась самыми высшими членами партии, как нерациональная, излишняя и нарушающая собственную Конституцию Китая. Однако Цзян был главой Коммунистической партии, правительства и вооруженных сил. Поэтому, перед лицом угроз Цзяна, в течение нескольких месяцев все высокопоставленные официальные лица китайского правительства постепенно стали хранить молчание в вопросе Фалуньгун.
Между 25 апреля и 20 июля 1999 года Цзян и Ло начали использовать все встречи и общественные события, чтобы заставлять всех выражать свое отношение к Фалуньгун и следовать их воле. Источники в китайском правительстве утверждают, что ситуация в то время также была очень хаотичной, так как последователи Цзяна пытались найти компрометирующие детали, чтобы они могли использовать их как оправдания для преследования и для предотвращения любых возражений.
Государственные апелляционные офисы все еще придерживались политики, которая позволяла "свободу практике" цигун и которая не позволяла "никаких запретов религиозных практик". Эти объявления висели на стенах апелляционных офисов прямо бок о бок c указами новой политики Цзяна, делая разногласия в вопросе Фалуньгун на самых высших уровнях партии видимыми для всех.
На встрече Политбюро 7 июня Цзян объявил о своем решении сформировать команду правительства "для решения проблемы Фалуньгун". Руководителем этой команды стал бывший вице-премьер Ли Ланьцин (Li Lanqing), а его помощниками стали Ло Гань и министр пропаганды Дин Гуангэнь (Ding Guangen).
10 июня Центральный Комитет послушно сформировал "Правительственную команду для решения проблемы Фалуньгун", управляемую Ли и его помощниками Ло и Дином. Эта команда сформировала агентство под названием "Офис 610" по дате его образования. "Офис 610" исполнял политику Цзяна и его "Правительственной команды" в ходе уничтожения Фалуньгун.
Ранним утром 20 июля 1999 года добровольные консультанты площадок занятий Фалуньгун по всей стране были арестованы прямо на дому, в своих кроватях и заключены полицией. В тот же день Цзян приказал Центральному департаменту гражданских дел, который ответственен за регистрацию групп и организаций, издать указ о запрете практики Фалуньгун.
Исследования показали, что 35 000 практикующих были заключены в течение последующих нескольких недель, из Китая стали поступать первые сообщения о жестоких злоупотреблениях, пытках и убийствах.
Четыре года террора, управляемого Цзяном
Согласно сообщениям источников из Китая и тысячам показаний жертв, поступавших на протяжении более четырех последних лет, Цзян осуществлял преследование через три директивы ко всем уровням правительства: уничтожить практикующих Фалуньгун физически; опорочить их репутацию; разорить их финансово.
Машины пропаганды и безопасности, не имея выбора, были вынуждены слушаться множественных указов Цзяна, которые были незаконными и антиконституционными. В июле 1999 года Цзян, через Бюро гражданских дел (административное отделение), объявил Фалуньгун "незаконной организацией". Согласно Статьям 2, 80 и 81 Конституции Китайской Народной Республики, только Всекитайское собрание народных представителей имеет право объявить организацию незаконной. Президент не наделен такой властью. Но этот приказ инициировал кампанию преследования.
В октябре 1999 года Всекитайское собрание народных представителей провело несколько законов, в основном направленных против Фалуньгун. В отношении этих законов, в статье "Вашингтон пост" от 2 ноября 1999 года говорится: "Когда [коммунистические лидеры Китая] обнаружили, что они не имеют необходимых законов, чтобы жестоко преследовать мирную медитативную группу, партия просто приказала создать несколько законов. Сейчас они будут введены - задним числом". Эти законы были продиктованы Цзяном, а Всекитайское собрание народных представителей использовалось просто как "резиновый штамп". Такие действия превышают полномочия президента, определенные Конституцией. Введение этих законов задним числом для преследования практикующих Фалуньгун и заключение их в тюрьмы на большие сроки было незаконным действием.
Хотя многие провинции быстро ввели политику преследования Фалуньгун Цзяна, некоторые южные провинции, такие как Гуаньдун (Guandong), не стремились к преследованию и после энергичных требований Цзяна. Поэтому в феврале 2000 года Цзян совершил турне по этим провинциям, чтобы поощрить их и убедиться, что они будут следовать его линии. В частности, он критиковал Гуаньдун за то, что там "не делалось все необходимое для преследования Фалуньгун", и за то, что они были "слишком мягкими" к Фалуньгун. Он также попросил управляющего провинцией Гуаньдун Ли Чанчуня (Li Changchun) сделать заявление на конференции Политического бюро, чтобы "выразить сожаление" в отношении недостаточных усилий, предпринятых по борьбе с Фалуньгун в его районе.
Под давлением Цзяна, провинция Гуаньдун, также как и другие южные провинции, постепенно начала арестовывать и заключать практикующих Фалуньгун, массово отправляя их в трудовые лагеря. Среди первых практикующих, отправленных в трудовой лагерь из провинции Гуаньдун, был университетский соученик Ху Цзиньтао (Hu Jintao), вице-президента Китая, заменившего Цзяна на посту президента и председателя Коммунистической партии. Ху был очень пассивным в осуществлении кампании Цзяна по преследованию Фалуньгун. Заставляя Ху принять это преследование, Цзян отправил властное двойное послание: никто не может быть исключением в вопросах преследования, и никто из лидеров Китая не может пытаться избежать ответственности за усиления преследования.
К концу 2003 года Информационным центром Фалунь Дафа (ИЦФД / FDI) были подтверждены детали 852-х смертных случаев практикующих, хотя информированные источники утверждают, что число смертей исчисляется тысячами. Как сообщает ИЦФД, сотни тысяч были заключены, более 100 000 были помещены в трудовые лагеря, обычно без суда.
Мотивы Цзяна
Эксперт по Китаю от CNN Вилли Во-Лап Лем (Willy Wo-Lap Lam) сообщил, что преследование Фалуньгун, на самом деле, было попыткой Цзяна сохранить свою собственную власть. Лем 6 февраля 2001 года цитирует слова одного из членов партии: "Развязывая движение в стиле Мао, Цзян вынуждает высшие руководящие кадры, показывать свою преданность его линии. Это повысит власть Цзяна и может дать ему достаточный импульс, чтобы позволить ему диктовать события на основном 16-ом Съезде Коммунистической партии в следующем году".
Однако другие, кто проводил расследование злоупотреблений, совершаемых против Фалуньгун в Китае, приводят более личную причину: зависть. Рассмотрим событие, произошедшее весной 1998 года. На реке Янцзы произошло наводнение. Цзян посетил город Ухань (Wuhan). Очевидцы говорят, что во время инспектирующего тура Цзяна по опасным районам, обычная группа, работающая над сооружением плотины, попалась ему на глаза. Вместе они работали очень хорошо и с большим энтузиазмом. Их секция плотины возвышалась над наводнением. Цзян был очень доволен этим. Он спросил, кем были эти рабочие. Когда ему сказали, что они были местными практикующими Фалуньгун, которые добровольно выполняли эту работу, он разозлился, развернулся и удалился.
"Цзян завидовал широкому распространению популярности Фалуньгун среди людей, - говорит Доктор Шиюй Чжоу (Shiyu Zhou), спикер Информационного центра Фалунь Дафа. - Фалуньгун привлек национальное внимание и по-настоящему принес изменения обществу. После стольких лет суматохи и суеты жители Китая вернулись к более традиционному китайскому пути жизни, работая вместе, думая в первую очередь о других и подчеркивая доброту. Вначале это может звучать странно, но восхищение людей Фалуньгун вызвало в нём гнев. Это является главной причиной, почему он сделал это".
________________
Доктор Майкл Пирсон-Смит живет в Мельбурне, Австралия, и работает в сфере издания и продажи образовательной литературы.
Источник информации: http://www.faluninfo.net/displayAnArticle.asp?ID=8451



Voit vapaasti tulostaa ja levittää kaikkia Clearharmony-sivuilla julkaistuja artikkeleita ja niiden sisältöä, pyydämme kuitenkin että näin tehdessäsi mainitset lähteen.

  Связанные истории





Email editors: editor@ru.clearharmony.net
© 2001-2003 ClearHarmony Net (Suomeksi)