julkaistu: Четверг 21. Апрель , 2005      
Комментарий: Как КПК манипулирует законом и проблемами прав человека, чтобы скрыть преследование Фалуньгун (часть 1)

В течение почти шести лет с 20 июля 1999 года коммунистическая партия Китая (КПК) преследует и пытается уничтожить практикующих Фалуньгун, которые верят в "Истину, Доброту и Терпение", используя свою диктаторскую власть и ужасный опыт, накопленный за пол столетия подавления и угнетения собственного народа.

С тех пор, как КПК взяла власть в свои руки, китайские люди пережили различные политические движения и перенесли многочисленные несчастья, которые включают эксплуатацию, обман, подавление, «промывание мозгов», порабощение. После публичного представления в 1992 году Фалуньгун быстро распространился в Китае, принеся огромную пользу здоровью и моральному состоянию миллионов людей. Быстро распространившаяся популярность Фалуньгун вызвала ненависть и зависть режима Цзян Цзэминя. Цзян даже нагло заявил, что он "уничтожит Фалуньгун через три месяца" и для достижения своей цели приказал "подорвать их репутацию, обанкротить их материально и уничтожить их физически".

В течение последних шести лет практикующие Фалуньгун в Китае были лишены всех гражданских прав, включая право апелляции. Десятки миллионов людей были незаконно заключены в тюрьмы, ограблены, подвергнуты «промыванию мозгов» и другим методам пыток. Они даже не могут и не имеют права подать апелляционную жалобу об утрате основных прав человека, так КПК борется с диссидентами и уничтожает невиновных. «Офис 610», которым управляет КПК, под видом заботы о правах человека, обманным путем уклоняется от международного осуждения и санкций.

Под контролем КПК судебная система в Китае никогда не была независимой

Наряду с этикой и общественным мнением, закон также является основой цивилизованного общества и поддержкой для социального правосудия, равенства, свободы и стабильности общества. В западных странах было принято разделение полномочий, чтобы гарантировать контроль и равновесие внутри правительства. Три различных отдела независимо осуществляют свои полномочия и в то же время взаимно уравновешивают друг друга.

1. Партия – Вне Закона

С тех пор, как КПК пришла к власти, судебная система в Китае никогда не была в состоянии независимо осуществлять свои полномочия. Такое манипулирование даже регулировалось и защищалось в соответствии с Конституцией Китая. Другой уникальный прием, которым КПК управляет всеми судебными отделами (общественным бюро безопасности, прокуратурой, народными судами и судебными управлениями), состоит в том, что они контролируются Политической и Правовой Комиссиями на центральных, провинциальных, городских и окружных уровнях. Все эти комиссии принадлежат КПК.

Вообще говоря, секретарь Политической и Правовой Комиссии обычно является помощником секретаря или, по крайней мере, специальным уполномоченным Партийной Комиссии того же района. Что касается судей, прокуроров или директоров Общественных Бюро Безопасности, они тоже часто являются помощниками секретаря Политических и Правовых Комиссий. Власть, которую Политические и Правовые Комиссии имеют над судебным отделами, отражает контроль КПК над юридической системой.

Юридическая система в Китае защищает интересы бюрократов КПК и предназначена для борьбы с инакомыслящими. Таким образом, диктатор, находящийся на вершине власти, может говорить от имени всех и изменять законы.

2. "Могут судить, но не выносить приговор" и "могут приговорить без следствия"

Согласно политике КПК, заключительное решение судебного процесса и приговора часто принимается в соответствии с документами с красными печатями на них (это означает, что они были ‘спущены’ центральным правительством) и замечаниями вождей. Когда воля партии (это неопределенное понятие, которое не регулируется законом) противоречит закону, тогда закон немедленно перестает существовать. Например, в Конституции записано, что "народные суды" (но не судьи) могут независимо расследовать судебные дела. Судебная комиссия обладает властью вынести приговор в случае уголовных преступлений и сомнительных случаев, а не судьи, ведущие дело. Это означает, что судьи "могут судить, но не выносить приговор." Что касается "приговора без следствия", то это означает, что члены судебной комиссии могут принимать заключительное решение даже без официального присутствия обвиняемого в суде. Судьи только должны сообщить о судебном деле в комиссию.

3. Должностные лица нарушают и игнорируют законы

Официальные лица КПК часто нарушают и игнорируют законы. Таким образом, Китаем управляет КПК, а не закон. Это можно понять на примере судебного дела мужчины, который был казнен десять лет назад в области Хэнань (Henan), потому что он признал обвинения в совершении насилия и убийства. Десять лет спустя в Хэнане был найден настоящий преступник. Согласно внутренним источникам, человек, которого казнили, признался в преступлениях потому, что его жестоко избивали под арестом. Ему был только 21 год в момент казни. Его мать рассказала, что семья никогда не получала никакого уведомления относительно того, когда он был приговорен и казнен. Адвокат никогда ничего им не сообщал. Мать не знала, почему она потеряла своего сына и должна была нести клеймо "матери насильника и убийцы" в течение десяти лет. Это не одиночный случай. Результатом контроля КПК судебной системы явилось невиданное число невинных жертв.

4. Действуя внутри грязного “Черного ящика”

Другое уникальное явление судебной системы под контролем КПК - операционная система “черный ящик”. Ни то, как создаются законы, или как они приводятся в исполнение, ни судебные дела, по которым судят и приговаривают людей, - все эти процедуры закрыты для публики. Законы только объявляются, и китайские граждане должны принимать их. Когда дело доходит до индивидуальных случаев, то решение часто принимается прежде, чем начинается судебное слушание дела. Сдебный процесс - это только фарс. Фактически КПК использует закон, чтобы обманывать публику, скрывать свою жестокость, подделывая внешние атрибуты цивилизации, поработить мысли китайских людей и управлять их словами и действиями.

5. Запугивая адвокатов и препятствуя правосудию

Согласно китайскому закону, обвиняемый, несмотря на преступление(я), имеет право на адвоката. Однако, адвокаты в Китае очень многим рискуют в судебной практике. "Преступление адвокатов, подделывающих показания" вызывает отрицательные последствия и является большой помехой для адвокатов. В новом Уголовном праве, объявленном в 1997 году, это преступление было добавлено к Статье 306, и по крайней мере 200-300 адвокатов были арестованы за нарушение этой статьи. По официальной оценке, более чем 70 процентов уголовных дел в Китае не имеют адвокатов, защищающих обвиняемых в суде. Адвокат Мо Шаопин (Mo Shaoping) назвал это число "жутким", этот процент так высок потому, что адвокаты рискуют своей личной безопасностью, когда они берутся защищать такие случаи.

6. Саботаж прав человека и незаконные заключения

Принудительная трудовая система обучения подвергается резкой критике в юридической системе Китая. Принудительное трудовое обучение нарушает конституционные юридические и исполнительные законы о наказаниях. Статья 37 в Конституции Китая гласит, что "личная свобода граждан КНР не должна нарушаться. Граждане не могут быть арестованы без согласия или решения народных прокуроров или народных судов. Это должно исполняться общественными отделами безопасности." Решения относительно принудительного трудового обучения не проходят через официальные судебные процедуры, а вместо этого принимаются комиссией по принудительному трудовому обучению. Принудительными трудовыми лагерями фактически управляют общественные отделы безопасности или партийные лидеры, которые могут таким образом ограничить личную свободу граждан на срок вплоть до четырех лет. В октябре 1998 года Китай подписал "Международное Соглашение по Гражданским и Политическим Правам". Статья 8, секция 1, гласит: "Никого нельзя принуждать к рабскому труду; рабский труд и работорговля во всех их формах должны быть запрещены." Принудительное трудовое обучение в Китае не соответствует международному соглашению о правах человека.

Преследование КПК Фалуньгун превзошло все границы

Преследование Фалуньгун является самым огромным, самым длительным и самым систематическим преступлением КПК с момента ее прихода к власти. Цзян Цзэминь и все уровни «Офиса 610» дошли до крайности в злоупотреблении властью, манипулировании законами и обвинении невинных людей.

Преследование Фалуньгун сначала проводилось в форме подавления основных прав граждан, свободы слова и вероисповедания, которые должны были охраняться Конституцией Китая. Людей обвиняли только за то, что они просто высказывали свои мысли. В процессе преследований практикующие Фалуньгун были лишены права подавать ходатайства (включая подачу апелляционных жалоб и обвинения в суде ведомств и чиновников, которые участвовали в преследованиях), права иметь адвоката, а также права на регулярные посещения членов семьи.

Когда преследования только начались, практикующие верили в свое правительство и лидера их страны. Они мирно обратились к правительству и в результате были незаконно заключены в тюрьму. Так, например, практикующий Линь Шеньли (Lin Shenli) был брошен в тюрьму только за то, что он обратился от имени Фалуньгун в отделение апелляций государственного департамента. Г. Линь оказался одним из немногих практикующих, которые были спасены из тюрем Китая. Он теперь в состоянии свободно практиковать Фалуньгун в Канаде благодаря спасательным усилиям практикующих и помощи добросердечных людей и официальных лиц.

Официальные лица КПК используют омерзительные способы, чтобы не дать возможности практикующим подать апелляционную жалобу. Так например, граждан заставляли наступить на фотографию основателя Фалуньгун перед тем, как они садились или выходили из поезда или автобуса, чтобы узнать, являются ли они практикующими. В некоторых местах даже печатали клеветнические слова против Фалуньгун или его основателя на обратной стороне билетов и заставляли каждого пассажира читать их вслух. Тех, кто отказывался это сделать, считали практикующими и арестовывали.

Другим средством для предотвращения поездок практикующих в Пекин с апелляциями было использование угроз. Клика Цзяна угрожала чиновникам местных органов власти, что они потеряют работу и доходы, если люди из их области поедут в Пекин. Для собственной защиты каждый местный чиновник использовал любые варварские методы для предотвращения поездок практикующих с апелляциями. Чень Цзысю (Chen Zixiu), пожилой практикующий из Шаньдунской области, был похищен местными чиновниками на пути в Пекин, брошен в тюрьму, где был избит до смерти (об этом сообщалось в Wall Street Journal от 20 апреля 2000 года). Некоторые чиновники в своих правительственных отчетах даже представляли "0% апеллирующих практикующих Фалуньгун", как политическое достижение.

Был издан запрет на защиту практикующих Фалуньгун в суде. Первоначально режим Цзяна издал распоряжение, согласно которому адвокатам не разрешалось защищать практикующих Фалуньгун. Позднее в результате давления международного общественного мнения этот приказ был изменен на "все адвокаты, защищающие практикующих Фалуньгун, должны рапортовать об этом министерству юстиции" и "адвокатам не разрешается оправдывать практикующих". Когда расследовалось в суде дело практикующего Хэ Чжили (He Zhili) в Китае, его адвокату запретили заявить "о невиновности" практикующего. Адвокат был подвергнут угрозам и расследованию государственной Системой Безопасности.

Согласно данным Всемирной Организации по Расследованию Преследований Фалуньгун, адвокат Гао Чжичен (Gao Zhicheng) 31 декабря 2004 года представил письмо Национальному Народному Конгрессу от имени практикующего Хуан Вея (Huang Wei), которого он защищал. КПК много раз "вела переговоры" с адвокатом Гао, угрожая и пытаясь приостановить его деятельность. Около 3 февраля 2005 года адвокат Гао в течение более чем 10 дней не мог вернуться домой из-за угроз КПК.

Адвокат Гуо Гуотин (Guo Guoting), который защищал практикующих Фалуньгун, диссидентов и группы национальных меньшинств, был арестован по обвинению в преступных правонарушениях. Его компьютер и лицензия адвоката были конфискованы Судебным Бюро Шанхая. Хотя он был освобожден под залог в ожидании судебного процесса, более чем 30 полицейских следили за ним в его собственном доме. Согласно сообщению Великой Эпохи, шанхайские власти признали его виновным и были готовы арестовать его и поместить в тюрьму. Канадский адвокат Клайв Анслей (Clive Ansley) написал открытое письмо в поддержку Гуо: "Я убежден, что юридическая общественность во всем мире просто не может допустить тот произвол, которому китайское правительство ежедневно подвергает китайских адвокатов, бесстыдно издеваясь над принципами 'правовых норм', и получая при этом одобрение канадской Ассоциации юристов, канадского агенства развития международных отношений и правительства Канады. "

(Продолжение следует)

Китайская версия находится на: http://www.minghui.org/mh/articles/2005/3/27/98168.html


Voit vapaasti tulostaa ja levittää kaikkia Clearharmony-sivuilla julkaistuja artikkeleita ja niiden sisältöä, pyydämme kuitenkin että näin tehdessäsi mainitset lähteen.

  Связанные истории





Email editors: editor@ru.clearharmony.net
© 2001-2003 ClearHarmony Net (Suomeksi)