Опубликовано: Вторник 25. Октябрь , 2005      
Роль культуры КПК в преследовании Фалуньгун
Корреспондент Минхуэй Линь Чжаньсян

Несколько лет назад, разъясняя истинное положение Фалуньгун в сети Интернет, я часто ощущал скрытую ненависть некоторых пользователей Интернет, навязанную пропагандой и ложью партии. Некоторые люди могли беспричинно сказать «пошел к черту» человеку, которого никогда не встречали и с которым никогда не ссорились. Подобные действия показывают изменение человеческой природы, осуществляемое коммунистической партией Китая.

КПК уничтожила традиционную культуру Китая, культуру, основанную на следовании естественности, человеческих отношениях и нравственности. Своей безжалостной пропагандой и «промыванием мозгов» в течение длительного периода времени, КПК полностью исказила мышление людей. Пропаганда пропитала способ мышления, культуру и идеологию людей «партийной культурой», характеризуемой «ложью-злобой-насилием». При рассмотрении вопросов людей учили использовать партийные концепции «политического атеизма» и «классовой борьбы». КПК бесспорно изменила мышление людей, и пропитавшая абсолютно все культура КПК, существующая повсюду, сыграла огромную роль в преследовании Фалуньгун.

Режим Цзян Цзэминя потерпел поражение в преследовании Фалуньгун, и все больше и больше людей начинают задумываться и яснее осознавать истинное положение Фалуньгун. Но культура КПК все еще препятствует определенным людям воспринять правду, делая их бессердечными и бестолковыми. Эти люди непреднамеренно подливают масло в огонь и даже несознательно помогают тирану творить зло.

I. Основа лживого заявления КПК «репрессии оправданы» .

История КПК является историей кровавых убийств. Члены партии убивают не только беспартийных, но и других членов партии. С момента прихода КПК к власти в 1949 году, ее «диктатура пролетариата» привела к гибели от 60 до 80 миллионов китайцев и не сосчитать тех, кто пострадал или был искалечен помимо этого числа. Но почему все еще так много людей не могут увидеть злобную сущность КПК? Одной из причин являются их личные интересы, но самой важной причиной является то, что за кулисами жестокой диктатуры партия использует мощнейшее оружие: перо.

Партийная пропаганда играет огромную роль в разжигании общественного мнения. Подогревая и провоцируя [общественное мнение] в целях текущей резни, пропаганда также распространяет ряд злобных теорий для оправдания всех предыдущих злодеяний КПК, ее борьбы и убийства людей в ходе прошедших кампаний. Среди ее методов - провокация на преступления, мошенничество, похищение силой, ложь, разрушение нравственности, избиения, уничтожение собственности и личных вещей, ограбление, поджоги, убийства, обыски и т.п.

1). Основная теория бандитской логики КПК.

Культура КПК, ее литература и искусство, всё служит ее цели: борьбе. Без этих политических сражений партия не может сохранять свою власть. Умело используя могущественное перо пропаганды, она разрабатывает возвышенные теории и объяснения, оправдывающие ее убийства китайского народа, аплодирует убийствам и вдохновляет людей воспевать КПК за ее кровавую резню. Подобно фашиствующим толпам, оравшим «Муссолини всегда прав» на улицах Италии в 1950-х годах, КПК пропагандирует ложную теорию марксизма как истину в последней инстанции, которая «является верной, несмотря ни на что». Пропаганда обильно восхваляет злобную партию, распространяющую «ложь-злобу-насилие», как «всегда правую». Посредством «лжи-злобы-насилия» КПК укрепила мысль о своем абсолютном правлении в сознании людей. Власть КПК характеризуется диктатурой, обманом, злом, ненавистью, террором и страхом, она обманывает людей с помощью пропаганды, заявляя, что как «она скажет, так и будет». Это заставляет людей верить в то, что КПК не только осуществляет мирскую власть, но и обладает истиной, нравственностью и совестью. Она заставляет людей верить в то, что власть КПК не ограничивается мирской жизнью, а осуществляется и в духовной сфере, и что партия является всемогущей, исключительно совершенной и прекрасной. В этих условиях личный выбор, личное мнение, чувство собственного достоинства и независимое мышление полностью теряют свой смысл. Необходимо полностью отречься от себя перед КПК и безоговорочно подчиниться руководству КПК. Далее человек вынужден безоговорочно воспринимать как истину любые решения и действия КПК.

Каждый должен действовать в соответствии с идеологией Центрального Комитета коммунистической партии. Многие люди слепо следуют политике Цзян Цзэминя по осуществлению репрессий Фалуньгун просто, чтобы «придерживаться курса Центрального Комитета КПК».

Точка зрения, согласно которой КПК всегда является «великой, славной и правой», является психологическим основанием преступной деятельности партии. Примеры несправедливости КПК и ее несправедливых приговоров в ходе прошедших политических кампаний, бесчисленны. Когда в обществе возникает негодование, КПК уклоняется от ответственности, «исправляя ошибки» и назначая отдельных лиц козлами отпущения, продолжая в то же время кричать о том, что «партия всегда права».

После крушения коммунистического режима в бывшем Советском Союзе и Восточной Европе коммунистический лагерь развалился, и слова «великая, славная и правая» больше не работают. Никто больше не верит в коммунизм, никто также действительно больше не верит коммунистической партии. Когда обман КПК перестал работать, она начала пропагандировать идею «тройного представительства» и, совсем недавно, «поддержку развития», в отчаянной попытке продления своего господства, продолжая обманывать китайский народ.

2). Культура КПК перевернула с ног на голову нормы добра и зла, хорошего и плохого, превратив волю КПК в критерий оценки добра и зла

В течение тысячелетий нормы оценки добра и зла человечества основывались на таких понятиях, как гармония с природой, законность, нравственность и человечность. Однако КПК признает лишь партийную волю, а не совесть. Она признает лишь характерные черты КПК, а не человечность. Она руководствуется своими собственными правилами, а не законом. КПК сражается с небом и землей, нисколько не считаясь с тем, чтобы жить в гармонии с природой. КПК руководит абсолютно всем, решая вопросы в соответствии со своими политическими требованиями. Ее политическая «культура» пропитала все вокруг. Воля КПК и ее диктаторов, манипулирующих членами партии, стали критерием для оценки добра и зла, хорошего и плохого, правильного и неправильного. В основе КПК не существует понятия законности, нравственности или человеческих ценностей. Вместо этого, партия ставит себя превыше естественного развития, нравственности и закона. Цзян Цзэминь, проигнорировав голоса миллионов практикующих Фалуньгун, презрев закон и волю людей, смешал белое и черное, объявив Фалуньгун «… учением», промывая мозги людям Китая.

С помощью длительных, изматывающих политических кампаний, не прекращающихся в течение длительного времени лживой пропаганды и жесткой блокады информации, КПК изменила сознание китайцев, многие из которых утратили способность разумно мыслить. Партия действительно сделала так, что огромное число китайцев не могут увидеть злую сущность КПК. Так эти люди утратили свою индивидуальность и способность самостоятельно мыслить. Они никогда не сомневались в том, что говорит КПК, а лишь слепо «следовали КПК» с самого раннего детства. Если КПК говорит, что ты хороший – ты должен быть хорошим. Если КПК говорит, что ты плохой, ты должен быть плохой.

Основы оценки китайцами добра и зла, хорошего и плохого, были переставлены с ног на голову и исковерканы. Люди, не думая, считают все, что делает КПК, справедливым, и КПК имеет все основания преследовать того, кого она посчитает нужным. Хотя некоторые люди и осознают, что КПК является плохой, но такая пропаганда, как «величие неба и земли не сравнится с величием КПК», «КПК добрее отца и матери» приводит к тому, что они приходят в недоумении при мысли, что бы было, если бы не было КПК. Они не знают, как продолжать жить без руководства КПК, считают, что без КПК Китай прекратит свое существование, забывая о 5-тысячелетней культуре Китая.
Люди часто говорят «я видел собственными глазами», в качестве доказательства истинности высказывания. Однако отдельные современные китайцы не поверят даже тому, что увидят своими глазами. В этом виновата «партийная культура» КПК. Столкнувшись с огромным числом фактов репрессий, о которых рассказывают практикующие Фалуньгун, некоторые люди не хотят слушать и просто задуматься, не могут признать эти факты, поверить в них. Они верят лишь слухам, фабрикуемым КПК, и ее красной пропаганде, превозносящей ее правление. Они не желают самостоятельно мыслить, и некоторые из них из бесстыдства или страха предпочитают придерживаться политики партии, считая, что таким образом они защитят свои личные интересы.

II. «Культура» КПК прямо противоположна человеческой культуре.

Культура является душой цивилизованного общества. Во всем мире характерной чертой развитых стран является уважение человеческой природы и совести человека. В коммунистических государствах это отсутствует. Древние китайские высказывания гласят: «человек рождается добрым», «у каждого есть сострадание», «благородного мужа можно убить, но нельзя унизить». Все они отражают основные нормы человеческой нравственности и терпимости. Они с уважением относятся к нравственным ценностям и достоинству человека и выступают в защиту совести, праведности и милосердия. Люди в западных странах говорят о братстве народов и ценят права человека и право закона.

В условиях политической культуры «лжи-злобы-насилия» коммунистической партии Китая, человеку разрешается лишь одно: подчинить свою человечность партийному духу. Она пропагандирует лишь «любовь внутри социального класса», настаивая, что «понятие класса превышает человечность и совесть». Она с ненавистью подменяет все, что дорого человеку. Она безжалостна к врагам КПК в идеологии, применяемых средствах и манерах, и холодна с ними, как суровая зима.

Она никогда не будет милосердна, добра и терпима к своим врагам. Мао Цзэдун однажды сказал: «Наши взгляды и идеологию определяет объективная реальность классовой и расовой борьбы». В условиях дьявольской политической культуры «поступать по-моему», КПК вынуждает китайцев относиться к врагам партии без какой-либо жалости, человеческого участия или симпатии, не придерживаясь в своих действиях соображений этики или законности.

Различные методы пыток, которые были использованы и до сих пор применяются режимом Цзяна к практикующим Фалуньгун еще раз иллюстрируют это.

Пятилетнего мальчика на фотографии зовут Сунь Минъюань. Он стоит перед зданием в городе Дэхуэй провинции Цзилинь с плакатом на шее, на котором выражена его жалоба. Его отца, Сунь Цяня, незаконно приговорили к 12 годам тюрьмы за практику Фалуньгун. В настоящее время он незаконно содержится в тюрьме Цзилинь. Мать Сунь Минъюань, Ма Чуньли, схватили на улице посреди белого дня полицейские Дэхуэй. Ее посадили в тюрьму лишь за то, что она пыталась стать лучше, следуя принципам Истина, Доброта, Терпение. Над ней так сильно издевались, что ее жизнь в настоящее время находится под угрозой. Мальчик остался совсем один без какой-либо помощи. Он просит помощи у людей.

Просьба, идущая из глубины души маленького Сунь Минъюаня: «Я хочу к маме – помогите мне, пожалуйста!»

Несмотря на подписание китайским правительством Всеобщей Декларации прав человека ООН, китайцам, выросшим под влиянием дьявольских политических догматов КПК, крайне трудно понять и принять общепризнанные нормы прав человека. Почему враги партии должны обладать правами? Почему мы должны испытывать сочувствие к врагам партии? Они даже рассматривают людей, придерживающихся общечеловеческих норм, как «антикитайские силы». Извращенные представления, упадок человеческих ценностей и совести китайского народа – вот конечный продукт дьявольской культуры КПК, когда «КПК унифицировала всю страну».

КПК выступает против человечности, против правосудия и против законов природы. Ее дьявольская культура сдерживает и даже уничтожает человеческую доброту. Она использует злую часть человеческой натуры, манипулируя ею. Она превращает людей в лишенных здравого смысла, не осмеливающихся сказать правду существ, готовых действовать бесчеловечно, когда это потребуется партии. Они без сострадания и совести привычно следуют линии партии, доверяя лишь лжи, постоянно повторяемой КПК тысячи раз. Они делают то, что говорит им КПК, как в народной частушке об информационном агентстве Синьхуа: «Я – собака партии, стоящая перед дверью партии. Я без всякой пощады укушу всякого, кого мне скажет партия, и буду кусать столько, сколько мне скажут».

После многих политических кампаний некоторые люди начинают пробуждаться от дьявольской культуры коммунистической партии Китая, обладающей всеми характеристиками религиозного культа. Они начинают осознавать значение важности и широкой поддержки прав человека в цивилизованном обществе. Основой хорошо известной гуманистической этики является уважение к человеческим ценностям и достоинству человека. Культура КПК попирает правосудие, она не проявляет уважения к человеческой природе, морали или закону. Она фабрикует ложь, не задумываясь о последствиях. Она в корне отклонилась от цивилизованного общества, и это привело к всеобщему падению нравственности в Китае.

Почему некоторые люди не обращают внимание на репрессии Фалуньгун, почему им это безразлично?

В 2003 году после того, как случай с Сунь Чжиганом, [задержанным полицией Гуанчжоу за отсутствие временной регистрации и избитым позже в больнице до смерти] получил широкую огласку, в обществе поднялась широкая волна протеста, которая привела к жарким дискуссиям в правовой сфере. В результате бесчеловечная система задержания полицией за отсутствие временной регистрации была отменена. Однако когда дело касается репрессий большого числа практикующих Фалуньгун, в ходе которых более тысячи практикующих были замучены до смерти за то, что не отреклись от своих убеждений, все общество хранит безмолвие, за исключением небольшого числа людей, рискнувших жизнью, чтобы высказаться в поддержку Фалуньгун. Почему такая огромная разница в отношении людей к этим двум вопросам? Разве в обоих случаях жертвами не являются китайцы? Разве это нормально? Нет, не нормально.

Коренная разница заключается в том, что Сунь Чжиган, избитый до смерти без какой-либо причины, не был врагом КПК. Поэтому люди могли проявить к нему участие и поднять свой голос в защиту справедливости. Другое отношение к Фалуньгун объясняется тем, что КПК объявила Фалуньгун врагом партии, и жестокие репрессии Фалуньгун все еще продолжаются. В данном случае свою роль сыграла бесчеловечная политическая культура КПК. Она не дала людям проявить свою доброту и чувство справедливости. Издевательства над «контрреволюционеркой» Чжан Чжисинь во время культурной революции были раскрыты лишь спустя какое-то время.

КПК беспощадна к своим врагам, безжалостно преследуя их. Она приказывает всем китайцам относиться к врагам КПК таким же образом, не проявляя ни малейшего сочувствия. Эта порочная культура делает китайцев равнодушными к преследованию. Большинство людей предпочитают молчать ради собственной безопасности.

III. Теоретическое основание и механизмы «законных репрессий», осуществляемых КПК

Философия убийств и борьбы КПК требует постоянного создания врагов. Врагом потенциально может стать любой китаец, включая высокопоставленных чиновников КПК. Конфуций сказал: «Если имена неправильны, то слова не имеют под собой оснований». Несмотря на то, что бесконечная борьба, развязанная КПК, пренебрегает законом, ей необходимо оправдание. Теория классовой борьбы, «продолжающейся революции в условиях диктатуры пролетариата» некогда решила проблему «оправдания имен». Она создала бесчисленных «классовых врагов», легализовав «законные репрессии», осуществляемые КПК. Она физически уничтожила миллионы китайцев и отравила души более миллиарда человек в Китае. Вскоре после культурной революции теория классовой борьбы была забыта. После распада бывшего Советского Союза и краха коммунизма в Восточной Европе репутация коммунистической партии упала. Выражение «партия всегда права» больше не действует. Углубляется кризис законности существования КПК. Перед КПК стоит новая проблема – оправдание своей сущности, стремящейся к убийству людей.

Столкнувшись с новой ситуацией в Китае и во всем мире, КПК с одной стороны настаивает на том, что «классовая борьба» до известной степени все еще существует. С другой стороны она пытается найти новую, более приемлемую теорию убийства людей. Вот почему КПК порождает новых врагов от имени «государства», «народа», «правительства», «науки», «общества» или «общественности». Под флагом «следования закону» и «ответственности правительства», она нападает и преследует «врагов», оправдываясь тем, что она «отстаивает интересы страны, интересы народа». Осуществляя нападки на своих новых врагов, она использует по сути те же методы, что и в ходе «классовой борьбы», но более обманчиво. Для поддержания работоспособности «механизма борьбы» сегодня используется интенсивная пропаганда, взывающая при промывании мозгов к так называемому «патриотизму», «национализму» и «стабильности превыше всего». Новая теория преследования была применена в ходе репрессий Фалуньгун, создав у людей ложное впечатление того, что эти репрессии законны и имеют основание.

1. "Враг страны".

В течение последних нескольких лет КПК сосредоточила усилия на побуждении китайского национализма и патриотизма ради преследования Фалуньгун. Оправдывая репрессии, КПК заявила, что практикующие Фалуньгун «не любят свою страну» и пошли на сговор с враждебными «западными антикитайскими силами».

i) Намеренное смешение понятий «Китай» и «КПК»

Пропаганда всегда смешивала понятия партии и государства, намеренно обманывая людей, приравнивая понятие Китая как государства к самой КПК. Она хотела, чтобы люди, не задумываясь, считали КПК является синонимом государства. Ради своих политических целей КПК усиленно внедряла в сознание китайцев лозунги: «любить КПК, значит любить Китай», «любить Китай, значит любить КПК», «если исчезнет КПК, исчезнет Китай», «скандал КПК – скандал Китая, который нельзя раскрывать».

Не считая людей, обманутых пропагандой КПК, нормальный человек легко поймет разницу между Китаем и КПК. Рассмотрим этот вопрос на примере древней китайской притчи «Лиса использует авторитет тигра (прогуливаясь в его компании)», расширив ее содержание. В животном мире большинство зверей боятся тигра. Хитрая лиса провела тигра, прогуливаясь с ним, чтобы показать, насколько она сильна. Лиса стала распространять высказывания «любить лису значит любить тигра», «любить тигра значит любить лису», «кто недоволен лисой, тот осуждает тигра». Через некоторое время звери запутались. Когда они думали о лисе, они подразумевали тигра. Они стали бояться лисы, как боятся тигра. Лиса использует этот страх в своих целях, обманывая покорных зверей. КПК намного коварнее этой лисы. КПК гордо заявляет «если не будет КПК, не будет Китая», что равносильно «если лиса умрет, погибнет и тигр». КПК убеждает: «Без КПК, Китай не сможет существовать», что то же самое, что сказать «без лисы тигр не сможет существовать».

Когда практикующие Фалуньгун рассказывают о злодеяниях КПК, она заявляет «Фалуньгун, раздувая скандал, позорит Китай». «Практикующие Фалуньгун не любят свою страну». КПК насаждает точку зрения, согласно которой рассказ о темных делах КПК равносилен разоблачению темной стороны Китая, и это означает отсутствие любви к Китаю. Эта смехотворная логика равносильна тому, что указание на дурной запах, исходящий от лисы, позорит тигра, бесчестит его репутацию. Злодеяния лисы не означают злодеяния тигра! Любовь к тигру не означает любовь к лисе. Это позор КПК, а не позор Китая. Огромное число китайцев, включая многих членов КПК, действительно обмануты и запутаны пропагандой КПК.

ii) Раздувание китайского национализма и манипуляция им

Опираясь на свою философию борьбы, КПК многое сделала для раздувания китайского национализма, серьезно извратив взгляды китайцев на международное сообщество. Всеобщая декларация прав человека ООН существует уже более пятидесяти лет. Вопрос прав человека затрагивает все человечество. Китайское правительство также подписало эту декларацию. Когда люди слышат о фактах жестоких репрессий практикующих Фалуньгун, это шокирует их. По мере того, как международное сообщество узнает истинную ситуацию, все больше и больше стран и людей проявляют участие в отношении практикующих Фалуньгун. Выражая поддержку, эти страны и люди поднимают свой голос справедливости, основой которого являются добрая природа человека и его праведные мысли. Однако КПК извращает их поступки, навешивая ярлыки на эти не имеющие отношения к политике голоса, заявляя, что это «анти-китайские силы», что «Фалуньгун сотрудничает с анти-китайскими силами». КПК использует это сильное чувство национализма для создания лжи о «справедливых репрессиях».

Фалуньгун учит Истине, Доброте, Терпению. Его содержание превышает понятие государственных границ, культур, рас и политических систем. Сегодня им занимаются по всему миру в шестидесяти с лишним странах. Самые близкие культурные и расовые связи с континентальным Китаем – у Тайваня, где люди свободно осознали и приняли Фалуньгун. Число практикующих в Тайване быстро возросло. С другой стороны КПК, используя национализм китайцев, распространяет слухи, что «Фалуньгун сотрудничает с людьми, которые стремятся к независимости Тайваня», натравливая их на Фалуньгун.

2. "Враг правительства".

Конституция и правовые нормы определяют отношения между людьми и правительством. Все обязаны следовать Конституции. Перед 25-м апреля 1999 года было незаконно арестовано несколько практикующих Фалуньгун из города Тяньцзинь. Воспользовавшись правом, предоставленным Конституцией, практикующие Фалуньгун направились в управление по приему жалоб населения Государственного Совета в Пекине с мирным обращением. Опираясь на проверенную временем теорию борьбы, машина пропаганды КПК росчерком могучего пера изобразила борьбу, обратив обращение группы людей в противостояние правительству. Мирную добровольную апелляцию практикующих Фалуньгун КПК объявила «осадой правительства», использовав ее для оправдания репрессий Фалуньгун. Теория борьбы использовалась КПК для начала репрессий. У людей, выросших в условиях партийной культуры «обмана-зла-жестокости», отсутствует понятие «правовых норм», лишь логика, допускающая тяжелые времена. Они считают, что незаконные репрессии, осуществляемые КПК, имеют какую-то разумную причину.

i) "Участие в политике"

«Политика» - нейтральный термин, связанный с личными правами и интересами. В других (некоммунистических) странах участие в политике является частью жизни людей, человек может свободно строить свою карьеру в области политики. Понятие «политик» также имеет определенных социальный статус. В коммунистической стране, что бы ни делала коммунистическая партия, подчинено ее политическим интересам. Политика становится монополией коммунистической партии.

Для достижения и удержания своей политической власти коммунистическая партия, не колеблясь, использует любые средства и методы. Коммунистическая партия исказила понятие политики. Ее политическая борьба, связанная с властью и выгодой, является скрытой, жестокой, грязной, безнравственной и кровавой. Непрекращающиеся массовые политические кампании привели к тому, что многие люди боятся политики. Жесткое и безнравственное поведение КПК опорочило политику, серьезно извратив ее значение. Те, чье сознание было пропитано идеологией КПК, рассматривают политику как нечто, связанное с политической властью и грязной борьбой за власть внутри коммунистической партии. Китайцы боятся политики как чумы.

Чиновники КПК больше всего озабочены «политикой КПК». После того, как политика развратила их, они стали рассматривать себя как «руководителей». В действительности, многие из них – бесчестные политики. Несмотря на то, что грязное и преступное поведение КПК опорочило понятие политики, она продолжает и дальше использовать искаженное понятие в умах людей для того, чтобы оправдать подавление инакомыслия. КПК любит обвинять других в том, что они «занимаются политикой». Для тех, кто долгое время прожил в условиях партийной культуры КПК, «участие в политике» звучит как нечто позорное, грязное и стремящееся к политической власти. КПК превратила «участие в политике» в предлог для оправдания противозаконного подавления других людей.

Практикующие Фалуньгун разъясняют истинное положение, разоблачая факты противозаконных, не имеющих оправдания репрессий. Цзян и его последователи, которые ничего не знают кроме своих грязных политических игр, порочат сопротивление, оказываемое практикующими Фалуньгун в отношении репрессий, обвиняя их в «участии в политике», заявляя, что у практикующих есть скрытые «политические намерения». Их цель – заклеймить Фалуньгун как «врага правительства», чтобы иметь оправдание для осуществления репрессий.

Фалуньгун является направлением духовного совершенствования. В нем отсутствуют какие-либо политические цели или намерения, отсутствует стремление к славе и личным интересам. В условиях репрессий у людей должна быть возможность высказать свое мнение. Это не является «участием в политике».

3. "Враг общества"

Политический лозунг «Осуществление революции в условиях диктатуры пролетариата» являлся теоретическим обоснованием подавления людей коммунистической партией Китая в ходе правления Мао Цзэдуна (Mao Zedong). Лозунг «Стабильность превыше всего» являлся теоретическим оправданием, используемым КПК для осуществления убийств людей во времена Цзян Цзэминя (Jiang Zemin). Обе эти порочные теории основывались на философии «борьбы» коммунистической партии, философии, выступающей против закона и человечности.

Некоторые люди, отравленные слухами и пропагандой КПК, заявляют: «Экономическое развитие Китая требует социальной стабильности. Фалуньгун нарушает социальную стабильность, поэтому правительство должно разобраться с Фалуньгун». Длительная тирания и коррумпированность чиновников в Китае сильно изменили людей. В условиях несправедливости КПК люди обращаются в государственные органы, основываясь на праве, гарантированном Конституцией. Это является примером правильного процесса разрешения проблем законными методами. В нормальных государствах апелляция является легальной и защищена законом.

Однако КПК, распространяя клевету, заявила, что обращения практикующих Фалуньгун, по отношению к которым осуществляется несправедливость, «причиняют ущерб стабильности общества» и «нарушают общественный порядок». КПК использовала эти заявления как причину для задержания, ареста, содержания в тюрьмах и жестоких, вплоть до смерти, пыток многих практикующих. Более чем в 60-ти странах мира, но не в Китае, люди могут свободно заниматься Фалуньгун. Практикующие в этих странах часто разъясняют истинное положение, публично разоблачая репрессии. И никто не обвиняет их в «нанесении ущерба стабильности общества» или «нарушении общественного порядка». Почему руководимый КПК Китай отличается от всех этих стран?

В этом то и состоит отличие Китая от других стран. Культура коммунистической партии, реализовав волю КПК, поставила себя превыше закона в Китае и в процессе своего существования она разрушает закон. В условиях культуры КПК многие люди слепо следуют партийной пропаганде, полагая, что не имеющие оправдания репрессии в отношении Фалуньгун, осуществляемые Цзян Цзэминем, являются нормальными.

4. "Враг науки"

В ходе «Культурной революции» многие ученые были репрессированы. Сегодня, во времена рыночной экономике, популярно выражение: «Зарплата ученого, разрабатывающего атомную бомбу, меньше, чем у торговца солеными яйцами». Все знают, что КПК не проявляет уважения к науке и не понимает истинный дух науки. И все же это не мешает КПК использовать науку для борьбы с Фалуньгун.

Многие выдающиеся западные ученые, включая Исаака Ньютона и Альберта Эйнштейна, верили в Бога. В течение длительного времени в научных кругах идет спор между теми, кто верит в Бога и теми, кто не верит. Это абсолютно нормально – это две стороны принципа «взаимопорождения и взаимоуничтожения». У людей есть свобода выбора, и они не сражаются друг с другом вследствие различия убеждений. Абсурдно, но КПК внедряет свою философию борьбы во все сферы. Она осуществляет политическую борьбу в науке и идеологии. Она создает группы политиканов с внешностью ученых и пропагандирует «политический атеизм» (КПК называет его «научным коммунизмом»), используя его для достижения своих политических целей. Современная жизнь показала ошибочность марксизма, однако, эти политиканы, прикрываясь внешностью ученых, упрямо следуют лжи марксизма. Еще более важно то, что эти политиканы не обладают академическим духом и научным подходом к обсуждению и исследованию вопросов. Их цель заключается в преследовании людей. Поддерживаемые людьми, стоящими у власти, они наклеивают такие ярлыки, как «ложная наука», «суеверие» на все, что не соответствует идеологии КПК, осуществляя нападки на людей с другими взглядами, включая практикующих Фалунь Дафа.

Наука, сама по себе, есть развитие. Изобретения и новые открытия по определению представляют собой то, что люди раньше не понимали или то, чего ранее не было. То, что мы считаем правильным сегодня, может оказаться завтра неверным. Способ мышления ученого, его подход к изучению должны быть открытыми, а культура КПК мыслит только в терминах политической борьбы, ее подход - нападение. В частности, она использует обвинение в «суеверии» в качестве оружия, чтобы осуществлять пытки людей.

В китайском языке слово «суеверие» буквально означает увлеченную веру во что-либо. Увлеченная вера (Ми Синь) – нейтральные слова, не несущие уничижительного значения. В ходе Культурной революции КПК придала этим словам оттенок феодализма, исказив значение, превратив их в слово «суеверие», унижающее человека, связав его с упрямством, невежеством и тем, что наносит вред обществу. Таким образом, слово «суеверие» стало политическим оружием КПК, используемым ею для уничтожения традиционной культуры и осуществления диктата в сфере науки.

КПК не обращает внимание на удивительный эффект Фалуньгун, заключающийся в физическом оздоровлении и нравственном росте людей, игнорирует то, что Фалуньгун не приносит никакого вреда, а лишь стопроцентную пользу для общества. КПК навесила на Фалуньгун ярлык «суеверие» лишь вследствие большого числа практикующих, верящих в Бога, что противоречит «научному атеизму» культуры коммунистической партии. Таким образом, коммунистическая партия Китая почувствовала, что есть причина для подавления Фалуньгун, и именно поэтому начала репрессии.

5. Другие лживые теории, используемые для оправдания репрессий

Режим Цзян Цзэминя объявил практикующих Фалуньгун «врагами». Для обмана разных людей были использованы разные ярлыки «врагов». Вместе все эти ярлыки обманули многих китайцев. В культуре коммунистической партии Китая «враг» означает мишень для нападок и преследования. Рассмотрим другие лживые теории.

i) Культура КПК серьезно исказила представления китайцев и их критерии оценки добра и зла.
Все это делалось с той целью, чтобы КПК с помощью абсурдных оправданий могла убивать людей.
Некоторые люди, обманутые пропагандой КПК, рассказывающей об экономических достижениях, считают, что КПК имеет право в связи с этим убивать людей. Каковы же реальные экономические достижения, о которых хвастливо заявляет КПК? В соответствии со статистикой, текущее положение китайской экономики в мире намного хуже, нежели во время периода правления императора Цянь-лун (Qian Long) (1736-1795 гг.). В период правления императора Цянь-лун династии Цин (Qing) валовой внутренний продукт (ВВП) составлял 51% от мирового. В начале образования Китайской республики Сунь Ятсеном (Sun Yat-Sen) в 1911 году ВВП Китая составлял 27% от мирового. В 1922 году ВВП Китая все еще составлял 12% производимых в мире товаров и услуг. Когда КПК захватила власть, ВВП Китая составлял 5,7% от мирового. Однако в 2003 году эта цифра сократилась до 2,1% Многие люди полагают, что под руководством КПК китайская экономика движется к своему полному краху.

ii) Правительство существует за счет народа. Люди платят налоги для содержания государственных чиновников. Служение народу – обязанность правительственных чиновников. КПК извратила представление китайцев, уверив их, что это КПК содержит народ, КПК дает людям работу и КПК платит людям зарплату. В других странах если бы кто-нибудь сказал, что правительство платит народу, его подняли бы на смех. Во время репрессий Фалуньгун некоторые наемные убийцы говорят: «КПК (Цзян Цзэминь) дает мне деньги. Я помогаю КПК (Цзян Цзэминю) преследовать (Фалуньгун)». На самом деле, где КПК и Цзян Цзэминь берут эти деньги? Это заработанные тяжелым трудом народные деньги. КПК и Цзян Цзэминь не только отбирают у людей заработанные тяжелым трудом деньги и кладут в свой карман, но и используют эти деньги для подавления людей.

iii) Для отвлечения людей от своих злодеяний КПК использует ложную теорию «под солнцем все вороны черные». Это странное явление. Когда упоминаешь о жестоком преследовании коммунистической партией Китая Фалуньгун, обязательно найдется кто-нибудь, кто скажет, что США тоже ведет себя плохо – абсолютно не относящийся к месту ответ. Этот ответ подразумевает, что «под солнцем все вороны черные». А применение этой теории заключается в том, что в убийствах и поджогах КПК нет ничего необычного. Окончательная цель заключается в том, чтобы обеспечить оправдание, благодаря которому люди не обращали бы внимание на убийства и преступления КПК. Такие люди не могут в душе отделить КПК от государства. Когда упоминают КПК, они считают, что говорят о Китае. Скрывая факты жестокости КПК, они исходят из ощущения ложного национализма, используя патриотизм и национализм как отговорку для КПК.

IV. Проявление крайне бесчеловечного образа мышления партийной культуры КПК в преследовании Фалуньгун

Цзян Цзэминь сфабриковал множество «фактов» преступлений, обвинив в них Фалуньгун, рассматривая окончательное разрешение вопроса Фалуньгун как борьбу не на жизнь, а на смерть – безжалостную политическую борьбу, которая должна охватить КПК и государство. Он объявил Фалуньгун врагом КПК. Поэтому против Фалуньгун были задействованы все средства диктаторского режима КПК осуществления пыток и убийства людей.

1. Люди становятся «глухи» к закону

В рамках философии борьбы КПК, действующей в условиях логики диктатуры, осуществляются произвольные репрессии и пытки определенных групп людей. В ходе долгой классовой борьбы режима КПК у китайцев сформировалось стойкий образ мышления «борьбы». При решении конфликта, они используют соответствующую теорию, оправдывающую издевательства над людьми. У них отсутствует терпимость и правосознание, т.е. мысли, основанные на законе. Они не знают, что такое закон и не хотят решать проблемы правовыми методами.

Некоторые говорят: «Фалуньгун занимается слишком много людей. КПК испугалась этого, поэтому преследование со стороны КПК оправдано». Это является результатом отсутствия всякого ощущения того, что руководство должно осуществляться на основе закона. Это означает, что культура КПК исказила их сознание. Практикующие Фалуньгун следуют Истине, Доброте, Терпению, чтобы стать хорошими людьми, обладающими высокими нравственными нормами. Они не нарушают законов. Занятия Фалуньгун не являются преступлением. Если большое число людей в какой-либо группе означает преступление, тогда не должна ли КПК уничтожить каждого китайца, поскольку в Китае слишком много людей? Не лучше ли будет, если станет больше хороших людей? Как может «появление большого числа хороших людей» стать оправданием репрессий по отношению к ним?

В нормальной стране со здоровой правовой системой, стране, в которой руководство осуществляется на основе закона, перед лицом закона все равны. Однако законы КПК существуют лишь ради КПК. Подобные законы применяются к разным людям в разной степени, при этом закон никогда не может пойти против воли КПК. В культуре КПК отсутствует понятие закона. Она никогда не говорит о законе, когда осуществляются нападки на людей. Цзян Цзэминь репрессирует Фалуньгун, прикрываясь законом, но действуя при этом как преступник. В действительности, развязав преследование Фалуньгун, Цзян Цзэминь использовал в качестве закона свою власть. С самого начала преследований он не придерживался каких-либо правовых норм. Этот вопрос никогда не обсуждался на Всекитайском собрании народных представителей. Суды и прокуратура никогда не проводили расследований или открытых заседаний. Цзян Цзэминь полностью презрел интересы народа, ввергнув страну в пучину репрессий, опираясь при этом на свою власть. Он растоптал свободу веры, гарантированную китайской Конституцией. Он узурпировал понятие народа и правительства и, манипулируя всей властью партии и правительства, произвольно осуществлял аресты и убийства невинных людей. Он осуществляет государственный терроризм, уничтожив социальную стабильность.

Цзян Цзэминь подменяет закон правительственными директивами и тайными устными распоряжениями. Он в тайне объявил, что в вопросе Фалуньгун закон не действует. Конституция и закон стали «глухи» к незаконному преследованию Фалуньгун, являясь таковыми лишь на бумаге. Недавно, известный адвокат Гао Чжишэнь (Gao Zhisheng) опубликовал открытое письмо, в котором упомянул о том, что в ходе его общения с некоторыми практикующими Фалуньгун он обнаружил, что практикующие Фалуньгун абсолютно лишены каких-либо гражданских прав. 8-го февраля 2005 года Информационный Центр Фалунь Дафа сообщил о том, что «Офис 610» распространил в континентальном Китае в устной форме еще один секретный документ, согласно которому подразделения общественной безопасности, прокуратуры и народных судов не должны принимать жалобы, заявления или иски от практикующих Фалуньгун. Секретные документы и тайные устные приказы режима Цзяна попирают Конституцию и закон.

По словам людей из правовой сферы, группа Цзяна использует власть, втаптывая в грязь закон и репрессируя практикующих Фалуньгун. КПК сама по себе нарушила многие законы страны, совершив многие преступления. Например, группа Цзяна нарушила статьи 35, 36, 37, 38, 39 и 41 Конституции Китайской Народной Республики. Ее преступления подпадают под действие статей 13 и 14 уголовного кодекса Китая. Помимо других ужасающих злоупотреблений, ее действия включают намеренное осуществление таких преступлений, как унижение, клевета, незаконное лишение граждан свободы веры, злоупотребление властью, фабрикация лживых обвинений, проведение незаконных расследований, незаконные аресты и содержание в тюрьмах, получение «признания» под пытками, сбор доказательств с применением силы, нарушение свободы переписки, конфискация и уничтожение писем и телеграмм без какого-либо разрешения, месть, фабрикация ложных доказательств, давление на очевидцев, сбор компрометирующих доказательств на свидетелей, осуществление пыток в тюрьмах, умышленное нанесение увечий, убийства под видом «несчастного случая», намеренные убийства и искажение закона в личных целях.

2. «При решении вопросов, связанных с Фалуньгун, не бывает слишком жестких мер»

Что говорила КПК об издевательствах над Чжан Чжисинь (Zhang Zhixin) во время культурной революции? Как объяснить каннибализм в провинции Гуанси (Guangxi)? Дьявольская культура КПК уничтожила в китайцах человечность, уничтожив их нормальное мышление, нормальную логику и нормальные чувства. Практикующие Фалуньгун столкнулись с полным беззаконием. Однако с того момента, как КПК объявила Фалуньгун своим врагом, многие китайцы полностью утратили понятия совести, доброты, сочувствия, ощущение справедливости и социальной ответственности, которые должны быть у человека. Вместо этого они прониклись необъяснимой ненавистью, побуждаемой культурой КПК.

Цзян Цзэминь заявил: «Я не верю, что КПК не может победить Фалуньгун». В этой связи он сформулировал генеральную политику преследования Фалуньгун: «опорочить их репутацию, разорить экономически и уничтожить физически». Стремление Цзян Цзэминя искоренить человечность в людях проистекает из дьявольской культуры КПК. Те бездумные слуги на всех уровнях, вскормленные молоком этой дьявольской культуры, осуществляют политику КПК, не задумываясь, безжалостно применяя все самые бесчеловечные, безнравственные и незаконные средства. Например Ван Цян (Wang Qiang), мэр города Вэньдэн (Wendeng) провинции Шаньдун (Shandong) и заместитель секретаря горкома КПК, заявил 9-го октября 2000 года во время городского собрания, на котором присутствовали руководители районов и выше: «Лучше [в вопросе ареста практикующих Фалуньгун] ошибочно арестовать 3,000 человек, чем отпустить одного практикующего. В следующий раз, если кто-нибудь осмелится поехать с жалобой в Пекин, заберите его и сломайте ноги…»

Поскольку практикующие Фалуньгун не отрекаются от своей веры в Истину, Доброту, Терпение, они страдают в ходе кровавых бесчеловечных репрессий, осуществляемых коммунистической партией Китая и режимом Цзян Цзэминя. Под управление режима Цзян Цзэминя «Офис 610» и полиция не занимаются поиском людей, совершивших серьезные преступления, а повсюду ищут и арестовывают практикующих, хороших людей, следующих принципам Истина, Доброта, Терпение.
Тайные приказы режима Цзяна следуют один за другим: «У практикующих Фалуньгун нет прав», «По отношению к Фалуньгун закон не действует», «При решении вопросов, связанных с Фалуньгун, не бывает слишком жестких мер», «Избиение до смерти рассматривать как самоубийство» и т.п.

Поэтому происходят следующие трагические случаи. В университете города Чунцин (Chongqing) была публично изнасилована аспирантка. Восемнадцать женщин, практикующих Фалуньгун, были раздеты и брошены в мужские камеры. Число официально подтвержденных случаев смерти практикующих, погибших в результате преследований, составляет на сегодня 2,336 человек. Они являются непосредственными жертвами государственного терроризма режима Цзяна, являющегося самым бесчестным, злобным и жестоким за всю историю, начиная с древних времен до наших дней. Некоторых практикующих забили до смерти, над некоторыми долго и жестоко издевались и они умирали медленно, некоторые погибли в результате принудительного кормления, некоторые погибли вследствие инъекций лекарств, поражающих центральную нервную систему, а некоторые сошли с ума в результате издевательств.

14-го сентября 2001 года полиция района Лунчэн (Longcheng) города Чаоян (Chaoyang) забрала из дома 32-летнюю Юй Сюлин (Yu Xiuling), жительницу седьмого района деревни Цичэнцзы (Qichengzi) города Дамяо (Damiao) уезда Чаоян (Chaoyang) провинции Ляонин (Liaoning). Затем ее поместили в центр временного заключения Шицзяцзы (Shijiazi). В 8 часов утра 19-го сентября ее перевели из Шицзяцзы в полицейский участок района Лунчэн, в котором полиция пыталась заставить ее отказаться от практики Фалуньгун и сознаться в преступлении, которого она не совершала. В ходе «допроса» полицейские Хуан Дяньсян (Huang Dianxiang) и Сунь Сюй (Sun Xu) постоянно били госпожу Юй до 9-ти часов вечера. После 13-ти часов жестоких избиений, г-жа Юй была на грани смерти. Один из полицейских предложил отправить ее в больницу, но другой сказал: «Не надо. Если ее не смогут откачать в больнице, нам будет трудно это объяснить». Чтобы скрыть свое преступление Хуан и Сунь выбросили еще живую г-жу Юй из окна 4-го этажа. Она погибла в результате удара о землю. Ее тело той же ночью, в полночь, было спешно направлено на кремацию.

Полиция уведомила мужа г-жи Юй, Фэн Дяньсяна (Feng Dianxiang), что его жена погибла в результате того, что он «выпрыгнула из окна здания». Когда он приехал, ему позволили лишь раз взглянуть на тело жены. Хуан и Сунь угрожали Фэну, говоря: «Если хочешь подать в суд – подавай в любом месте. У нас есть приказ сверху о том, что в отношении практикующих Фалуньгун не бывает слишком жестких мер».

V. «Свинарники» и «перевоспитание» - КПК с помощью, так называемого, идеологического перевоспитания уничтожает человечность в людях

Заслуженный писатель, пострадавший без какой-либо причины в ходе культурной революции, писал в своей биографии: «Для меня настолько странно то, что я делал тогда. Казалось, я выпил какое-то зелье. Я поднял вверх руки и громко кричал, что добровольно признаю себя виновным и хочу, чтобы меня лишили всех человеческих прав».

Невиновного человека в результате проводимого КПК политического и идеологического перевоспитания заставили добровольно признать себя виновным, чтобы таким образом лишить его всех человеческих прав. В то же время он даже был признателен партии за «заботу и перевоспитание». Конечно же, это не единичный случай, а распространенное явление, которое достигло своего пика во время проводимых Цзян Цзэминем репрессий в отношении Фалуньгун.

«Идеологическое перевоспитание», также известное как «промывание мозгов», является специальным методом КПК осуществления репрессий и контроля над умами. С момента прихода к власти в 1949 году КПК использовала его как основной для «промывания мозгов» китайской интеллигенции. Политика идеологической обработки также осуществляется в отношении всего китайского народа посредством государственных СМИ. Человек замещает свои не марксистско-ленинские мысли марксистско-ленинскими и учится тому, как использовать в жизни марксистские методы, основываясь на взглядах, отправной точкой которых являются «ложь-злоба-насилие».

Именно таким образом КПК контролирует умы китайского народа, внедряя коммунистическую идеологию и дьявольскую культуру в сознание и культуру китайцев. В то же время ради поддержания своей абсолютной власти КПК принудительно контролирует все, включая мысли людей. Не существует свободы слова, свободы веры и т.д.

1. Бесчеловечная политическая и идеологическая обработка и перевоспитание

Культура КПК посредством идеологической обработки успешно уничтожила совесть людей, подменив ее дьявольской сущностью. Она еще сильнее использовала эти методы в ходе репрессий практикующих Фалуньгун. КПК знает, что убить всех китайцев невозможно, поэтому нашла лучший метод - идеологический контроль. Один из способов – обмануть людей, чтобы они отдали свою душу КПК и добровольно, по собственной воле, изменили свое сознание. Другой – осуществить перевоспитание принудительно, насильственно изменив сознание, чтобы заставить людей служить политике КПК. Начав кампанию по «идеологическому перевоспитанию» с китайской интеллигенции, КПК позже расширила ее действие на всех китайцев.

Короче говоря, конечной целью осуществляемого КПК идеологического перевоспитания является принудительная унификация мышления людей и поддержания в сознании людей одинаковых мыслей, что ведет к потере индивидуальности и независимости. Таким образом, они превращаются в инструменты, послушно исполняющие приказы. Это также приводит к утрате разума и совести, что в конечном итоге приводит к неспособности мыслить и лишению воли. В конечном итоге, в результате внешних воздействий изменяется внутреннее мировоззрение китайцев от «прежнего я» к «новому я». «Прежний я» обладает человечностью и совестью, а «новый я» отрицает нравственные ценности, что дает КПК абсолютный контроль над сознанием людей, заменив человечность и совесть дьявольской сущностью. Таким образом, нормальное мышление и нормальные взгляды на мир извращаются, и мнение КПК заменяет собственные суждения.

Осуществляемое КПК идеологическое перевоспитание уничтожает человечность, что привело к тому, что бесчисленные праведные души были испорчены, извращены и даже погублены. В конечном счете, эти души «получили новую жизнь», приняв ложь Маркса и признав ложь о том, что «партия является великой и всегда правой». Они не осмеливаются сказать правду, и у них сильна природа дьявола.

2. «Свинарники» во время культурной революции

Во время культурной революции свинарники использовались для перевоспитания, так называемых, «предателей». В книге Жизнь в свинарнике описывается судьба этих «предателей», которых также называли «противодействующие буржуазные академические силы». Они были из пекинского университета. Книга описывает ситуации, происходившие, когда они были в свинарнике. Например, эти «противники» идеологии КПК вставали утром в строго определенное время и начинали свой день с напряженных и изнурительных «физических упражнений». Каждый день их заставляли работать в течение многих часов, без нормальной, пригодной для еды, пищи, иногда избивали. Им не разрешали ходить с поднятой головой. Каждый день они должны были читать «высшую инструкцию», писать письма о своих мыслях, слушать «вечерние указания» и терпеть нападки.

В результате физических и психологических издевательств права «предателей» были втоптаны в грязь. Их души угасли. Они все в конечном итоге прекратили сопротивляться пыткам и отреклись от себя. Границы между хорошим и плохим, добром и злом, красотой и уродством были размыты. В конце, они склонились перед КПК, отдав ей свои души. Им пришлось «сознаться» в своих «контрреволюционных мыслях и преступлениях», осудить себя, отречься от себя, порвать со своим «прежним я» и стать «новым я». Им пришлось согласиться, что они заслужили это наказание и, в то же время, признать КПК как «Великого Лидера» и то, что революция «спасла их из болота капитализма и ревизионизма». Именно таким образом КПК контролирует умы китайцев.

3. "Перевоспитание" в ходе жестоких репрессий

С целью опорочить и искоренить Фалуньгун режим Цзяна использовал те же методы, что и в ходе культурной революции. Они также незаконно арестовывали практикующих Фалуньгун в масштабах всей страны, помещая их в принудительные трудовые лагеря, центры временного заключения, тюрьмы, психиатрические клиники и бесчисленные «исправительные классы» («классы перевоспитания», «центры промывания мозгов»). Они пытали практикующих, чтобы заставить их отказаться от Фалуньгун. Фалуньгун учит людей Истине, Доброте, Терпению; не отвечать руганью на ругань, ударом на удар; всегда думать о других и совершать хорошие поступки. Критерии режима Цзяна, предъявляемые к «перевоспитанному» человеку, следующие: человек может проклинать других, человек может ругать Фалуньгун или бить других людей. С целью обмана общественности «исправительные классы» часто называют «центрами правового воспитания», «центрами правового изучения и воспитания», «школами правового воспитания», «исправительно-воспитательными центрами», «центрами заботы и любви» и т.п. «Исправительные классы» часто создаются Офисом 610», полицейскими участками и органами юстиции. Применяемые в них методы пыток и убийства практикующих Фалуньгун намного более изощренны, нежели те, что использовались в «свинарниках». Они притворно заявляют, что заботятся о практикующих, когда в действительности они пытают практикующих и осуществляют «промывание мозгов», вовлекая в этот процесс их семьи и друзей. И жертвы бесчисленны.

В соответствии со статистикой сайта Минхуэй по крайней мере в 23-ех провинциях Китая существуют исправительные классы, где осуществляется «перевоспитание» практикующих Фалуньгун. (Эта статистика не является полной. Например, отсутствуют данные по провинции Цинхай (Qinghai)). Среди этих провинций самое большое число центров по «промыванию мозгов» практикующим Фалуньгун находится в Хэбэй (Hebei), Шаньдун (Shandong), Хэйлунцзян (Heilongjiang), Сычуань (Sichuan), Гуандун (Guangdong), Ляонин, Хубэй и Цзилинь (Jilin). Исправительные классы также находятся во Внутренней Монголии (Inner Mongolia), Синьцзяне (Xinjiang), Нинся (Ningxia) и Гуанси (Guangxi) – в четырех из пяти автономных районах (за исключением Тибета). В городах центрального подчинения, таких как Пекин и Чунцин, также есть большое количество исправительных центров. В городах Ухань, Гуанчжоу и Чэнду расположены крупные исправительные центры, превратив эти города в место самых ужасных репрессий. Помимо этих городов, наибольшее число смертных случаев в исправительных центрах зафиксировано в городах Баодин (Baoding) провинции Хэбэй (по меньшей мере, 5 случаев), Вэйфан провинции Шаньдун (по крайней мере, 3 случая). Эти репрессии являются крайне бесчеловечными и жестокими.

4-го марта 2001 года Линь Яньчжи (Lin Yanzhi), заместитель секретаря комитета КПК провинции Цзилинь, посетил трудовой лагерь Сыпин (Siping) для проверки хода «перевоспитания» практикующих Фалуньгун. Линь Яньчжи заявил: «Вы должны сосредоточиться на обучении и «исправлении». Если вы не откажетесь от своих убеждений в течение года заключения, срок будет продлен до двух лет. Если за два года вы не отречетесь от Фалунь Дафа, мы увеличим срок до трех лет. Если мы не сможем исправить вас за три года, мы будем держать вас десять лет. Фалуньгун в Китае занимаются около двух миллионов человек. (Примечание: это официальная цифра, приводимая режимом Цзяна. На самом деле число практикующих намного больше). В стране всего сто тысяч упорных верующих. А в Китае – 1.2 миллиарда человек. Мы заткнем и уничтожим упорных. В сравнении с населением Китая в 1.2 млр. человек, сто тысяч ничего не значат. Если даже мы убьем все два миллиона практикующих Фалуньгун, это не окажет никакого влияния на руководящую роль коммунистической партии. Те, кто не изменят свое мышление, будут безжалостно избиты вплоть до смерти…» (сообщение сайта Минхуэй от 25-го июня 2001 года).

Ради достижения установленного «уровня перевоспитания» «Офис 610» и полиция используют все самые злобные средства, включая вымогательства, привлечение членов семей и друзей, обман, клевету, фабрикацию лжи, лицемерие и пытки. Они заставляют практикующих подписать «заявление о раскаянии», «заявление о разрыве с практикой» и другие заявления против Фалуньгун. Если человека не удается «перевоспитать», его можно забить до смерти в соответствии с политикой «смерть в результате избиений рассматривать как самоубийство, тела немедленно кремировать». «Избиение до смерти» является одним из «воспитательных приемов» и проявлением «заботливого отношения» к практикующим Фалуньгун.

49-летняя Хоу Юфан (Hou Youfang) была практикующей Фалуньгун и работала учителем физики в средней школе Сипо (Xipuo) города Цзиньчан провинции Ганьсу. Она была выпускницей кафедры физики университета Ланьчжоу (Lanzhou). Ее неоднократно объявляли в школе «лучшим учителем». Г-жу Хоу забрали в полицию в августе 2002 года за то, что она раздавала людям материалы с разъяснением истинного положения Фалуньгун. Ее отправили во вторую бригаду седьмого барака исправительного трудового лагеря №1 Пинаньтай (Pingantai) в провинции Ганьсу. Ее жестоко били и, вздергивая на дыбу, вынуждали ее отречься от Фалуньгун. [Пытка заключается в том, что руки жертвы сковываются наручниками за спиной, ноги повисают в воздухе или едва пальцами касаются пола]. Когда Хоу Юфан больше не могла вынести пытку, она, вопреки своей совести, подписала бумаги, в которых говорилось, что она отрекается от Фалуньгун. Однако позже она вновь заявила, что будет заниматься Фалуньгун. Тогда полицейские стали издеваться над ней непрерывно, заставляя ее в течение месяца стоять на холоде, одновременно ей не давали спать в бараке.

Госпожа Хоу решительно отказалась подписать так называемое заявление о раскаянии. Тогда полицейские жестоко избили ее, переломав ей кости рук и ног. Она умерла 29-го ноября 2002 года в результате издевательств. Сообщалось, что у нее были внутренние кровотечения. В результате избиений ее ребра и кости таза были сломаны. Чтобы скрыть эти факты полиция кремировала тело без уведомления родственников и быстро перевела убийц в другое подразделение. Это и есть проявление «нежной заботы» и «любящего сердца», пропагандируемого КПК.


VI. Выход из КПК позволяет ясно увидеть, что же представляют собой репрессии Фалуньгун

Девять комментариев о коммунистической партии всесторонне показали дьявольскую сущность и черты КПК. Причина, по которой она могла нанести такой большой вред Китаю и всем людям, заключается в том, что за ней стоит фути (злой дух). Зло хорошо умеет обманывать людей.

Используя дьявольскую культуру, оно отравляет китайцев, искажает их образ мышления, вводит их в заблуждение и поощряет искаженные и навязчивые мысли.

Если осознать злую сущность культуры КПК, рассматривая вопрос Фалуньгун с позиции человечности, совести и уважения прав человека, то можно увидеть, что репрессии, осуществляемые режимом Цзян Цзэминя в отношении Фалуньгун, абсолютно неразумны. Они являются позором, нарушая также Конституцию и законы Китая, и международное право. Они попирают права человека в беспрецедентных масштабах. Они действительно являются катастрофой для страны.


Источник: http://www.minghui.org/mh/articles/2005/2/15/95450.html




Вы можете печатать и передавать все статьи, опубликованные на вебсайте «Чистая Гармония», но, пожалуйста, указывайте источник.

  Связанные истории





Email editors: editor@ru.clearharmony.net
© 2004-2005 ClearHarmony Net (Russian)