Опубликовано: Вторник 21. Март , 2006      
Апелляционное письмо от имени матери Ян Сяоцзе, который погиб в результате пыток


Ян Сяоцзе (Yang Xiaojie)

Меня зовут Цуй Фугуй (Cui Fugui). Я - мать Ян Сяоцзе (Yang Xiaojie) и свекровь Лю Жуньлин (Liu Runling). В 11:15 утра 26 января 2006 г. мой любимый сын Ян Сяоцзе скончался. Вся семья знала его доброту. Он не хотел оставлять своих родителей, которым было более 70-ти лет, свою дорогую жену, и особенно его 16-летнюю дочь, в которой он не чаял души.


Ян Сяоцзе (Yang Xiaojie), снимки, сделанный после смерти

Я была рядом с моим сыном, когда он умер. Я кричала до тех пор, пока мое горло не пересохло, и последние силы не оставили меня. Я держала руку моего сына и непрерывно кричала: "Сяоцзе, вернись! Ты не можешь уйти. Ты -жестокий мальчик. Мама не может жить без тебя, и ты не можешь оставить маму. Ты –хороший! Ты такой хороший человек! Ты заслуживаешь хорошей жизни! Сяоцзе, мама знает, что есть много вещей, которые ты хотел мне сказать, но не сказал, и я тоже не сказала тебе. Сяоцзе, вернись, послушай меня, я знаю, что ты очень слаб, и я хотела, чтобы ты отдохнул и оправился прежде, чем ты начнешь говорить. Сяоцзе, вернись! Мама знает твоё сердце: ты старался не рассказывать о пытках, которые ты перенес в тюрьме потому, что ты не хотел, чтобы я волновалась".

Я потеряла рассудок и кричала, и кричала, умоляя моего сына возвратиться назад. Около 5-ти часов вечера кровь полилась из моего носа, но я этого не замечала. Я действительно надеялась, что мои просьбы смогут достичь Неба. Я думала: "У меня такой замечательный сын. Он не может оставить меня. Ему только 40 лет, и все же преступники тюрьмы номер 4 убили его. Мама будет искать правосудия для тебя».

Мой сын, Ян Сяоцзе, был простым, сильным и целенаправленным человеком. Те, кто знали его, говорят, что он был интеллектуальным человеком и любил помогать другим. У меня была счастливая семья. Мой сын и его жена любили друг друга и заботились о своих родителях. У меня прекрасная внучка. Теперь уже никогда ничто не будет таким же, каким было раньше.

Ян Сяоцзе работал в северокитайском округе газеты China Youth Daily. Он начал практиковать Фалуньгун в 1996 г. и с тех пор в нем произошли невероятные изменения физические и духовные. Он получил высокие награды на своей работе. После того, как преследование началось 20 июля 1999 г., он продолжал верить в Истину, Доброту, Терпение и в необходимость оставаться хорошим человеком. Полиция доставила его в отделение полиции Сюмэнь (Xiumen) в городе Шицзячжуан (Shijiazhuang), где он находился в течение 51-го дня. С тех пор полиция часто беспокоила его на его рабочем месте. 10 октября 1999 г. из-за постоянного давления со стороны полиции, его начальник уволил его.

Вечером 12 апреля 2000 г. полицейский Фан Лян (Fang Liang) из отделения полиции по улице Пэнхоу (Penghou) города Шицзячжуан (Shijiazhuang) придумал причину, чтобы вынудить моего сына пойти на улицу Пэнхоу в административный офис. Там его незаконно задержали, и он пробыл там в течение половины дня прежде, чем ему разрешили пойти домой. Его квартира находилась под долгосрочным постоянным наблюдением.

29 сентября 2000 года Ян Сяоцзе и его жена, Лю Жуньлин, ушли из дома, чтобы избежать дальнейшего преследования. Полиция выдала ордер на их арест. Вечером, 28 сентября 2001 г. Ян Сяоцзе и Лю Жуньлин были и арестованы в окрестностях Кайда (Kaida) в городе Шицзячжуан и жестоко избиты. Лю Жуньлин была позже перемещена в отделение полиции на улицу Пэнхоу и затем - в Центр заключения № 1. Ян Сяоцзе был прикован к металлическому стулу в течение семи дней и семи ночей в отделении полиции на улице Пэнхоу. Он был перемещен в Центр заключения № 1 и позже - в Центр заключения графства Юйаньсянь (Yuanxian). Его также содержали под стражей в управлении Центра заключения Дунфэн (Dongfeng) и в Центре заключения № 2 в городе Шицзячжуан.

10 февраля 2002 г. районная народная Прокуратура Цяоси (Qiaoxi) утвердила арест Ян Сяоцзе и его жены. Их судили в районном суде Цяоси 9 сентября 2002 г. Они были приговорены к 11 годам тюрьмы за то, что говорили правду и практиковали Фалуньгун.

После 15 июля 2003 г. Ян Сяоцзе находился в тюрьме Бэйцзяо (Beijiao), бывшая тюрьма № 4 провинции Хэбэй (Hebei). Его жена Лю Жуньлин содержалась в женской тюрьме провинции Хэбэй.

Ян Сяоцзе был абсолютно здоров, когда его посадили в тюрьму. Тюремные власти содержали его под "строгим контролем" весь год, потому что он не хотел отказаться от своей веры. Они часто запирали его в камере одиночного заключения, физически и словесно оскорбляли его, мучили его и не позволяли ему спать. Они постоянно оказывали давление, чтобы заставить его «перевоспитаться», из-за чего он находился в постоянном напряжении и депрессивном состоянии. Охранники также подстрекали заключенных бить и мучить его. Все они внесли свой вклад в болезни, которые позже возникли у моего сына. Так как он не хотел предать свою веру, тюремные власти запретили ему свидания с семьей. В то время, как он страдал от сильнейших болей в спине в течение более, чем года, и был парализован в течение более, чем трех месяцев, они скрывали его состояние. Он был изнурен и чрезвычайно слаб. Преступники преднамеренно подготовили его смерть.

Мой сын рассказал мне о грубых оскорблениях и ужасном обращении, которые он испытал в тюрьме Бэйцзяо:

1. Как только он прибыл в тюрьму, он рассказал начальникам подразделения о сфабрикованных против него обвинениях. Начальники подразделения притворились, что готовы поддерживать его апелляцию, но, фактически, они задержали апелляцию. Однажды они даже разорвали его апелляцию в его присутствии. Это очень сильно потрясло его.

2. Для того, чтобы заставить Ян Сяоцзе подписать "заявление о перевоспитании", которое было наполнено ложью, охранники тюрьмы Бэйцзяо однажды лишили его сна в течение 30-ти дней. Они часто подвергали его физическим издевательствам и заключали его в камеру одиночного заключения три раза. Он проводил голодовку дважды в течение приблизительно месяца, потому что никто не обращал внимания на его жалобы, и он не получал никакого лечения.

3. Между сентябрем и декабрем 2003 года Ван Гобинь (Wang Guobin), начальник отдела образования, подстрекал заключенного Фань Цзяншаня (Fan Jiangshan) бить и пинать ногами Ян Сяоцзе, это вызвало неимоверные боли у него в животе. Два коренных зуба были выбиты. Позже охранники надели на него наручники и заковали его в кандалы. Заключенному Фань Цзяншаню сократили срок заключения и его освободили досрочно за то, что он участвовал в пытках, проводимых над практикующими Фалуньгун.

4. Вечером от 2 июня 2004 г. Ян Сяоцзе отказался смотреть видео, клевещущее на Дафа, за это его подвергли одиночному заключению. Он объявил голодовку в знак протеста. Утром шестого июня, Ван Гобинь, начальник отдела образования, мучил его, применяя насильственное кормление. После того, как труба была вставлена в его горло, Ван Гобинь сказал, что труба была слишком тонкая и должна быть заменена более толстой. После того, как более толстая труба была вставлена, доктор внезапно вылил в неё раствор соленой воды высокой концентрации. Это немедленно заполнило рот Яна Сяоцзе, его нос и легкие. Такое внезапное вливание раствора соленой воды вызвало взрывную реакцию, он внезапно сел на кровати и вырвал кормящую трубу. Три человека не могли удержать его в лежачем положении. В течение следующих трех дней Ян Сяоцзе кашлял, рвал кровью и у него держалась высокая температура

5. 24 июля 2004 г. мой сын отказался признать ложные обвинения, выдвинутые против него, и отказался выполнять рабский труд. Его снова посадили в камеру одиночного заключения. Он продолжал голодовку. Четыре дня спустя он встретился с директором производственного отдела, Чэнем (Chen) (возможно, Чэнь Синьго (Chen Xinguo)), начальником подразделения номер 11, который сказал, что тюремная администрация допустила ошибку.

6. Наше последнее свидание состоялось 23 ноября 2004 года. В следующем году тюремные власти отказали нам в праве на семейные посещения потому, что Ян Сяоцзе отказался «перевоспитаться». Я приходила в тюрьму каждый день для посещений, хотя мне уже 70 лет. Однажды я даже упала на колени перед охранником и просила его позволить мне увидеться с моим сыном. Я очень волновалась за него. Я спрашивала их о состоянии его здоровья каждый раз, когда я приходила туда. Охранники всегда говорили мне, что он здоров и съедает много пищи. В действительности, он страдал от болей в спине больше года и был парализован в течение более трех месяцев, но тюремные власти скрывали его болезнь. Они преднамеренно пропустили благоприятное время для лечения, и мы, семья Ян Сяоцзе, не можем простить им этого.

7. 16 декабря 2005 г. я пошла в тюрьму, чтобы передать стеганое одеяло моему сыну. Я узнала, что мой сын был прикован к постели и парализован. Фактически, он был на грани смерти. Тюремные власти все еще придумывали оправдания и не позволили мне увидеть его. Они не дали нам разрешение на досрочное освобождение по состоянию здоровья. Мой муж и я очень тревожились. Мы обращались к чиновникам административного бюро провинции Хэбэй и тюрьмы Бэйцзяо, мы ходили между ними и снова возвращались к ним. Мы просили и умоляли чиновников в обоих местах. Они пропускали наши мольбы мимо ушей. Тюремные власти не позволяли нам забрать его домой до 8:40 вечера 28 декабря 2005 г. Первые слова, которые доктор произнес, были: "Слишком поздно для него!"

8. Фактически, тюремные власти направили нашего сына в онкологическую больницу для медицинского осмотра. Они знали, что у моего сына неизлечимое заболевание, и они написали: "средостенная опухоль, туберкулез кости", несмотря ни на что, они скрыли это от нас и не дали возможность нашему сыну получить лечение по состоянию здоровья. Они совершили предумышленное убийство.

В течение долгого времени мой сын жил под большим давлением и не мог есть. Он был изможден и скончался прежде, чем смог увидеть, что правосудие существует. Мы, его семья, считаем, что некроз его спинного диска возник в результате постоянных издевательств и избиений в тюрьме; раннее у него никогда не было подобных заболеваний. У него было значительное скопление жидкости в легких и туберкулез. Самым подозрительным является тот факт, что если состояние здоровья нашего сына не имеет никакого отношения к тюрьме, то почему тюремные власти не позволяли семье посещать его в течение более, чем целого года? Что они пытались скрыть? Наш сын сказал, что он страдал от болей в спине больше года и не мог больше терпеть. Он был парализован в течение более, чем трех месяцев. Его вес понизился от 154-ех фунтов до менее, чем 77-ми фунтов. На нем остались только кожа да кости и немного плоти на его ягодицах. Кожа на его бедрах пристала к костям. Его голос был слаб, у него была мокрота в горле и жидкость в легких. Он очень тяжело дышал и почти всё время спал. Его позвоночник вызывал ужасную боль, даже, когда другие помогали ему повернуться в кровати, или, когда он иногда сидел.

23 ноября 2004 года около 2:00 я видела Ян Сяоцзе, и 28 декабря 2005 года около 10:00 я видела его снова. Я ясно помню, что 23 ноября 2004 г. мы пришли в приемную для посещений. Он был очень счастлив, увидев свою семью. Он бежал, чтобы встретить нас. Когда мы увидели его снова 28 декабря 2005 г., он был в полубессознательном состоянии и лежал на кровати. Я поспешила к нему и сказала: "Сяоцзе, мама пришла, чтобы увидеть тебя". Он изо всех сил пытался открыть глаза и выглядел смущенным. Через некоторое время, он с большим трудом произнес: "Мама".

Я с трудом смогла узнать его: еще недавно он был энергичным и здоровым человеком. Теперь он не мог узнать свою сестру и невестку. Мы не могли сдержать наши слезы. Он был настолько истощен, что все его тело выглядело изуродованным. Я сказала громко, находясь в тюремной больнице Бэйцзяо: "Сын, будь храбрым, мы, конечно, заберем тебя домой!" Тюремные власти, наконец, позволили нам эту встречу с моим сыном, когда он уже находился на пороге смерти и мог умереть в любой момент; в то время, как вся наша семья просила срочного и немедленного разрешения на посещение сына, и обращалась к тюремным властям и чиновникам из Бюро администрации тюрьмы провинции Хэбэй много раз.

Тюремные власти, которые по общему мнению должны отвечать за соблюдение закона, фактически, нарушили закон, запрещая право на семейные посещения в течение более, чем целого года. Они пытали, и они замучили моего сына до смерти.

Пожалуйста, считайте сотрудников тюрьмы № 4 юридически ответственными за смерть моего сына.

Ниже следуют имена этих людей: Чэнь Нин (Chen Ning), начальник подразделения № 11, Чэнь Синьго (Chen Xinguo), главный чиновник подазделения № 11, Ван Гобинь (Wang Guobin), начальник отдела образования и другие. Обязанность правоохранительных органов привлечь к ответственности чиновников тюрьмы Бэйцзяо и чиновников из Бюро администрации тюрьмы провинции Хэбэй, связанных с преступлениями.

После того, как мой сын был привезен домой, он всегда говорил о подаче апелляции. Тюремные власти полностью игнорировали моего сына после того, как он был привезен домой в критическом состоянии. Ван Гобинь, начальник отдела образования, был уведомлен о смерти моего сына в тот же день, когда он скончался. До сих пор никто из тюрьмы не позвонил, чтобы выразить соболезнование. Разве это не они ответственны за мучения, которые привели к смерти человека? Я безусловно буду искать правосудия для моего любимого сына, и они обязательно должны будут нести юридическую ответственность, согласно закону:

(1) Согласно Статье 248 Уголовного права Народной Республики Китай: "Контролирующий и управляющий персонал тюрем, Центров заключения и других охраняемых зданий, который наносит побои или наносит телесные повреждения заключенным, если случай серьезный, должны быть приговорены к тюремному заключению на срок не менее трех лет или задержаны, как преступники. Если случай особенно серьезный, они должны быть приговорены к тюремному заключению на срок от 3-ех до 10-ти лет. Те, которые наносят ранения, вызывающие нетрудоспособность или смерть, должны быть осуждены и строго наказаны согласно статье 234 и 232 этого закона. Контролирующий и управляющий персонал, который приказывает заключенным избивать, или наносить телесные повреждения другим заключенным, должны быть наказаны, согласно статье в вышеупомянутом параграфе.

(2) Статья 232 Уголовного права предусматривает: "Кто преднамеренно убивает другого, должен быть приговорен к смерти, пожизненному заключению, или на срок не менее 10-ти лет установленного срока заключения".

(3) Статья 234 Уголовного права предусматривает: "Если он является причиной смерти человека или вызывает серьезное нарушение здоровья человека, тяжело ранив его, применяя особенно безжалостные методы, он должен быть приговорен не менее, чем к 10-ти годам установленного срока заключения, пожизненного заключения, или смерти".

(4) Согласно закону Народной Республики Китай о государственной компенсации: "Если произошла смерть, компенсация за смерть и расходы на похороны должны быть выплачены; общая сумма должна в двадцать раз превышать среднегодовую зарплату служащего или рабочего, полученную им в предыдущем году".

Как было сказано ранее, чиновники тюрьмы Бэйцзяо преднамеренно скрыли состояние здоровья моего сына и потратили впустую драгоценное время, когда он мог получить медицинскую помощь. В результате, мы не смогли восстановить здоровье моего сына. Их действия являются предумышленным убийством, и они должны быть юридически ответственными, в соответствии с Конституцией Китая.

Мой сын, Ян Сяоцзе, обеспечивал своих родителей и дочь. Согласно закону о компенсации, пропагандисты коммунистического режима должны заплатить нам приблизительно 300 000 юаней компенсации.

Мы раздавлены горем и глубоко скорбим в связи с безвременной смертью нашего любимого сына. Нами руководит единственное желание: восстановить честное имя нашего сына и осуществить правосудие! Я полагаю, что чиновники правящего режима поймут трагедию моей семьи, отстоят правоту и закон, и отдадут под суд людей, ответственных за смерть моего сына. Мы призываем всех чиновников, вовлеченных в этот случай, разрешить это дело как можно скорее! Я искренне прошу чиновников из Бюро администрации тюрьмы провинции Хэбэй учесть трудности, которые вынуждена преодолевать наша семья и освободить мою невестку Лю Жуньлин из женской тюрьмы провинции Хэбэй. Мы очень нуждаемся в ней, так как она сможет поддержать эту разбитую семью, и наша внучка не попадет в беду из-за отсутствия её родителей. Наша семья не может продолжать так жить! Я обращаюсь к людям, которые работали с моим сыном на его прежнем предприятии и к его друзьям, с просьбой помочь нам выполнить его последнее желание! Мы заранее выражаем нашу самую искреннюю благодарность!

Цуй Фугуй (Cui Fugui), жительница города Шицзячжуан, мать Ян Сяоцзе, свекровь Лю Жуньлин; Ян Гэньтянь (Yang Gentian), отец Ян Сяоцзе, свекор Лю Жуньлин.

Это письмо предназначено для отправки правительственным чиновникам различных уровней правительства провинции Хэбэй и функциональным органам, имеющим отношение к делу чиновникам различных уровней правительства города Шицзячжуана и функциональным органам в северо-китайском филиале газеты China Youth Daily, где раньше работал Ян Сяоцзе.

Источник:


Вы можете печатать и передавать все статьи, опубликованные на вебсайте «Чистая Гармония», но, пожалуйста, указывайте источник.

  Связанные истории





Email editors: editor@ru.clearharmony.net
© 2004-2006 ClearHarmony Net (Russian)