Опубликовано: Суббота 14. Октябрь , 2006      
Каждый в Китае является жертвой преследования

«Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему» - это известная цитата Льва Толстого. Однако в сегодняшнем Китае тысячи и тысячи семей несчастливы одинаково. Члены их семей занимаются Фалуньгун, поэтому их незаконно арестовывают и заключают. Это приводит к тому, что семьи становятся несчастными и даже распадаются. Еще до вступления в брак, я уже страдаю от такой боли.

Мой жених Сюе Синькай (Xue Xinkai), практикующий Фалуньгун из Даляня, находится в заключении с 21 марта 2006 года.

В течение этого периода времени его семья была разбита. Его отец и мать, которые страдали от болезни сердца, были вынуждены стать бездомными и потеряли все свои контакты с семьей. Его незамужняя младшая сестра осталась дома, чтобы в одиночку заботиться о бабушке, которая сейчас страдает от последствий инсульта. Его сестра беспокоится о заключенном брате и матери, место нахождение которой неизвестно. Кроме того, её постоянно беспокоит полиция, интересуясь местом нахождения её матери.

В течение этих шести месяцев я постепенно обнаружила, что моя головная боль стала повседневной, а мирная и безопасная жизнь остались лишь в какой-то отдаленной памяти.

Мы должны были расписаться в мае и украшали наш новый дом. 21 марта мы решали, какими будут свадебные фотографии, но в это утро полиция похитила мою свекровь, когда она помогала украшать наш дом. Группа полицейских ворвалась в комнату и арестовала Синькай. Они испортили деревянный пол и ковер, и превратили наш дом в беспорядок. Они даже конфисковали 16 000 юаней у моей 84-летней бабушки.

Когда мою свекровь привезли домой, и она увидела этот беспорядок, она задала вопрос начальнику отряда национальной безопасности: «Здесь лежат тапочки, но вы ходили здесь по полу в своей грязной обуви? Вы бы не сделали так у себя дома, не так ли? Почему вы сделали это в моем доме?» Начальнику полиции нечего было ответить.

Во время этого инцидента я держалась за Синькай, и не позволяла им увести его. Полицейский сказал мне: «Не делай так, это бесполезно». Я спросила его: «Если бы вы были невинными, и вас бы похищали, разве бы ваша жена не вышла защищать вас?» Он опустил свою голову и не ответил мне. Я видела, что человечность и совесть пробуждались в его сердце.

В тот момент я осознала, что у этих полицейских также есть доброта в сердце. Почему они отказались от своей человеческой природы, и ведут себя так, что даже им самим это не нравится? У нас не было ничего общего, не было никакой причины, чтобы мы контактировали друг с другом. Как произошло это роковое пересечение между нами? Кто сделал так, что все это произошло?

Один полицейский, которого вынудили принимать участие в преследовании, сказал моей свекрови: «Мы все знаем, что Фалуньгун хороший, но мы должны выполнять приказы, если мы хотим сохранить нашу работу». Для того, чтобы сохранить работу вы должны отказаться от своей совести? Куда этот мир катится?

Большинство людей знают правду о ситуации Фалуньгун. Я часто слышала, как добрые друзья говорили: «Мы знаем, что Фалуньгун хороший, но если правительство не позволяет вам этим заниматься, тогда вы не должны заниматься». Я не понимаю такой логики. Почему хорошая вещь должна быть запрещена? Разве это само по себе не означает, что официальная политика является неразумной? Кроме того, является полностью законным выбирать свою веру или способ жизни, который приносит пользу телу и сознанию и не наносит никому вреда. Почему человека должны насильно лишать такого права? В Китае долго ценилась сущность это нации, которая выражалась так: «Не коррумпированная богатством, не измененная бедностью, и не побежденная насилием».

Почему мы должны лишиться этого сейчас? Если вся нация пренебрегает своим представлением о правильном и неправильном, будет ли это общество честным и добрым?

Также кто-то сказал: «Так как Фалуньгун несет добро, почему бы вам просто не заниматься тайно, не говоря об этом другим». Почему о том, что является хорошим, нельзя говорить открыто? Почему мы должны прятаться как воры?

В настоящее время ситуация с Фалуньгун следующая: в течение семи лет все практикующие Фалуньгун разъясняют правду и разоблачают ложь. Независимо от того, были ли это законные апелляции или распространение листовок, практикующие просто говорят, что Фалунь Дафа несет добро, и не должен подвергаться преследованиям. Практикующие Фалуньгун только желают помочь отравленным ложью людям узнать правду, чтобы они избавились от своего неправильного отношения к Закону Будды, чтобы у них было хорошее будущее. За это практикующих заключают, арестовывают, убивают и даже извлекают у них органы с целью продажи. Некоторые интересуются, будут ли праткикующие подвергаться преследованиям, если станут практиковать тайно и не высказываться открыто.

В прошлом была интересная история о «Ян Саньцзе, которая открыто говорит о несправедливости». Она не была арестована за то, что говорила открыто о несправедливом отношении, тогда почему сегодня практикующим Фалунь Дафа не позволяют сказать слово справедливости?

Сюе Синькай был арестован потому, что он распространял листовки. Однако разве листовки это не то же самое, что высказываться открыто? В содержании листовок нет лжи, и они не наносят вреда другим. Как это можно назвать незаконным? Разве страх перед распространением правды не является показателем того, что преследование является незаконным?

Одно заграничное издание СМИ узнало о фактах преследования практикующих Фалуньгун, которому их подвергают за их веру в «Истину-Доброту-Терпение», и заметило, что «цена за стремление к счастью не должна быть такой высокой».

Практикующие Фалуньгун просто хотят быть хорошими людьми и жить по принципам «Истина-Доброта-Терпение». Почему они должны страдать от такого преследования? Если это общество даже не может терпеть «Истину-Доброту-Терпение», тогда что это общество поддерживает? Есть ли у такого общества надежда на хорошее будущее?

В этом преследовании Фалуньгун число жертв превышает число 100 миллионов человек. Около 100 миллионов практикующих Фалуньгун и членов их семей являются прямыми жертвами. Полицейские и чиновники, которые принимают участие в преследовании, со временем будут привлечены к ответу за их жестокие действия так же, как нацисты и негодяи, сеявшие горе во время Великой Культурной революции. Более того, в этот период преследования много людей уже получили кармическое возмездие за свои порочные дела. Тем людям, которые были отравлены ложью, также был нанесен вред.

Жители Инчжоу наблюдали, как Доуе несправедливо убивали, но не посмели высказать и единого слова в её защиту. Перед смертью Доуе сделала три предсказания. Предсказание о «трех годах голода» исполнилось. Поля были усеяны мертвыми людьми, умершими от голода, и у многих людей не было способов прокормиться. Это показывает, что молчание о преследовании является терпимостью и сотрудничеством с преступлением, и это также является грехом пособничества.

Молчание является признаком того, что люди не могут отличить добро от зла. Они видят, что кто-то находится в опасности, и ничего не делают, и в конце, они понесут потери в различной степени.
Жертвами этого преследования является всё общество.

В течение этих семи лет преследования все больше и больше людей начинают относиться с раздражением к этому преследованию, на которое тратится огромное количество ресурсов, и которое уничтожает общую нравственность общества. Все больше и больше людей начинают помогать практикующим Фалуньгун. Даже некоторые офицеры полиции делают это. Тринадцать миллионов человек вышло из КПК и других ее организаций, что стало самым замечательным проявлением отношения к этому преследованию.

После того, как я встретилась с этим несчастьем, мое понимание счастья стало очень простым.

Семейная жизнь в мире является счастьем. Когда преследование только началось, я чувствовала, что его конец далек. Счастье было похоже на иллюзорную тень. Однако у меня сейчас нет такого ощущения. Полицейские, которые принимают участие в преследовании. кажется, делают это неохотно. Все, кто знает об этом деле, критикует злую полицию, которая действует против Фалуньгун.

Те, кто принимает участие в преследовании, делают это по приказу правительства.

Я часто вспоминаю, что до того, как началось преследование в 1999 году, по утрам, здесь, в городе Даляне, во многих парках, на площадях и тротуарах были люди, которые занимались Фалуньгун.

Это составляло гармоничную картину современного горда и традиционной культуры. Материальные и духовные ценности находились в гармоничном балансе, и добавляли очарования этому современному городу. Друзья часто говорили в восхищении: «Совершенствовать свою мораль и характер – это так хорошо, и когда у меня появится время, я обязательно буду заниматься с тобой».

Кто уничтожил эту гармонию? Почему кто-то должен уничтожать эту гармонию?

На самом деле, гармония исчезла, но надежда в моем сердце осталась. У меня нет ни капли ненависти по отношению к людям, которые были втянуты в это преследование, став частью преследования. Я чувствую, что они также являются жертвами этого преследования. Я предпочитаю верить, что у каждого человека есть добрая сторона. Я хочу помочь тем офицерам полиции и предоставить им шанс понять правду, чтобы они смогли перестать участвовать в этом преследовании и смогли выбрать для себя и своих семей хорошее будущее.


Вы можете печатать и передавать все статьи, опубликованные на вебсайте «Чистая Гармония», но, пожалуйста, указывайте источник.

  Связанные истории





Email editors: editor@ru.clearharmony.net
© 2004-2006 ClearHarmony Net (Russian)