Опубликовано: Четверг 17. Август , 2017      
Отец пытками замучен до смерти; дочь требует от Всекитайского собрания народных представителей провести расследование
" . $article['subtitle'] . "
"; } ?> " . $article['author'] . "
"; } ?>

Мой отец, Ян Юйюн, 11 июля 2017 года умер в центре заключения Уцин города Тяньцзинь. Всё его тело было покрыто большими синяками. В ушах и глазах запеклась кровь. В области ушей были серьёзные и глубокие раны. Кроме того, пальцы его ног также были травмированы, как будто их прокалывали тонкими бамбуковыми палочками.

Когда я спросила, как умер мой отец, ни охранники центра заключения, ни сотрудники департамента полиции не ответили мне. Более того, они отправили около ста полицейских охранять тело отца.

Наша семья обращалась в различные государственные учреждения по поводу его смерти, но не получила ни одного ответа. Полицейские угрожали нам расправой в случае, если мы наймём адвоката или дадим интервью СМИ. Но на основании того, в каком состоянии мы увидели тело отца в центре заключения и зная о случаях, происходивших в этом учреждении, я думаю, что отец стал жертвой незаконной расправы. Я надеюсь, что Всекитайское собрание народных представителей проведёт расследование.

Арест и пытки

Утром 7 декабря 2016 года Чэнь Дэцзюнь, начальник отдела внутренней безопасности Уцина, и несколько полицейских арестовали моего отца Ян Юйюна и мать Мэн Сяньчжэнь в их квартире.

Они не предъявили ни своих личных документов, ни ордера на обыск и также не предоставили списка изъятых вещей из дома моих родителей. Прежде чем вывести арестованных, полицейские заткнули полотенцем рот отца. Затем они отвезли их обоих в центр заключения Уцин.

Узнав об аресте, я поехала в полицейский участок. Лю Лицзюнь, сотрудник участка Хуанхуадин, распылил мне в лицо из баллончика настойку красного перца. В результате у меня были травмированы глаза, горло и слизистая пищевода.

В центре заключения охранники надели отцу наручники, а на ноги цепи, прикреплённые к тяжёлым металлическим гирям, затем наручники скрепили с цепями на ногах, заставив его согнуться. Кроме того, отца заставляли в течение длительного времени сидеть на крохотной скамеечке, переводили его из камеры в камеру, приказывая заключённым издеваться над ним.

огда адвокат при встрече с отцом увидел цепи на его ногах, он сообщил об этом прокурору по имени Хуан, который работал в центре заключения. По окончании встречи охранник Лю Чжаоган завёл отца в пустую камеру и стал избивать мухобойкой. Удары были настолько сильными, что на теле отца образовались кровоточащие раны. Мухобойка в итоге сломалась.

«Если ты расскажешь об этом адвокату, – пригрозил охранник, – в следующий раз я изобью тебя более прочным инструментом».

Отец сообщил об этом при очередной встрече своему адвокату, и мы подали исковое заявление против лиц, вовлечённых в преследование. Ответа мы так и не получили.

 
Исковые заявления были отправлены экспресс почтой в прокуратуру города Тяньцзинь и в отделение полиции

Давление на адвоката

12 июня 2017 года я позвонила в прокуратуру Уцина и спросила, получили ли они исковое заявление. Сотрудник мне ответил, что документы получены и отправлены в «Офис 610», организацию, которая отвечает за преследование Фалуньгун по всему Китаю. Меня ошеломила эта новость. Отца подвергают пыткам за практику Фалуньгун. Если документы отправлены в «Офис 610», значит, отцу будут мстить и обращаться с ним ещё более жестоко.

«Вы можете обратиться в отделение полиции, в администрацию города Тяньцзинь или даже в центральное правительство в Пекине. Я гарантирую, что никто вам не поможет в этом деле [потому что это касается Фалуньгун]», – сказал мне другой сотрудник прокуратуры.

Я понимала, что это почти невозможно, но всё равно хотела попытаться. Я попросила адвоката направить заявление в прокуратуру Уцина. Однако об этом был немедленно поставлен в известность юридический отдел, контролирующий агентство адвокатов. Один из сотрудников отдела, связавшись с адвокатом, угрожал ему. Со мной разговаривали полицейские Уцина. Они запрещали мне общаться с зарубежными средствами массовой информации и требовали отказаться от адвоката.

Продолжение пыток

Когда 28 июня 2017 года адвокат Вэнь Дунхай встретился с моим отцом, тот ему сказал, что охранник Лю Чжаогань ударил его по лицу и приказал заключённым, которых было 13 человек в камере, избить его. Они также применили к нему пытки сексуального характера, используя его половые органы и соски. Иногда эти издевательства были настолько порочными и жестокими, что он терял сознание от боли и не знал, как долго это продолжалось.

В этом году я подала два раза в марте и один раз в июне иск против центра заключения, но ответа не было. Однако, как упоминалось ранее, второе заявление прокуратура передала в «Офис 610».

Исходя из того, что отец сказал своему адвокату, я поняла, что пытали его с тех пор более ожесточённо. Это было за месяц до его смерти.

Смерть моего отца

Днём 11 июля мне позвонили по телефону и сообщили, что отец находится в отделении скорой помощи в больнице традиционной китайской медицины Уцина. К тому времени как мы приехали туда, отец давно уже был мёртв, его тело было холодным.

Мы были потрясены его внезапной смертью. Почти семь месяцев прошло с тех пор как мы видели его последний раз.

Я обратила внимание на большие синяки, которые у него были на шее и по всему телу. От пыток его соски так слабо держались на груди, что, казалось, одно неосторожное движение, и они отделятся от тела. Вокруг сосков были шрамы, а на ушных раковинах серьёзные и глубокие раны.

Повреждения в виде проколов были и на пальцах ног. Вероятно, его пытали острыми бамбуковыми палочками или гвоздями.

 

 
Раны на ушах

При этом присутствовало много полицейских, но никто из них не сказал нам, что случилось с отцом. Я связалась с полицией района Уцин города Тяньцзинь и прокуратурой. Но сотрудники этих учреждений уклонялись от разговора со мной, не желая брать на себя ответственность.

 

 
Внутри и снаружи отделения скорой помощи больницы находилось много полицейских в форме и в штатском

К трём часам ночи к больнице подъехали 14 полицейских машин, среди которых была одна из отряда полиции специального назначения, окружив отделение скорой помощи. Без нашего согласия полицейские перевезли тело из больницы в ближайший морг.

 

 
Около 3 часов ночи прибыли четырнадцать полицейских машин, в том числе одна из спецотряда полиции. Затем полицейские без нашего согласия забрали тело моего отца


Позже в тот же день мою мать, которая содержалась в центре заключения с декабря 2016 года, привезли попрощаться с телом мужа. Когда она попросила чтобы тело перевернули, то увидела много ссадин и ран на спине мужа. Когда она приподняла его нижнее белье, то повсюду увидела кровь, в том числе на ягодицах и в промежности.

Мы попытались сфотографировать всё нашими сотовыми телефонами, но полицейские заблокировали нас и не разрешили этого сделать.

Постоянные угрозы членам семьи

Полицейские продолжали угрожать членам семьи. Один из них, Ду Баочунь, сказал моему брату:

«Если вы будете продолжать размещать в Интернете фотографии, связанные с этим делом, мы вас арестуем». Они также распространяли слухи о том, что мой отец покончил жизнь самоубийством. Кроме того, полицейские посетили семьи всех практикующих в посёлке, запретив им обсуждать этот вопрос.

Обещая вознаграждение, полицейские заявили нашим родственникам, чтобы они убедили мою мать отказаться от её веры. Адвокату моей матери угрожали и не разрешили её увидеть.

Сбор доказательств

Собрав доказательства и после консультаций с адвокатами мы с членами моей семьи пришли к заключению, что смерть отца наступила в результате применяемых к нему жестоких пыток. Ниже приводится информация, которая стала нам известна.

Пытки, месть и угрозы. Охранники в центре заключения заковали отца в кандалы с тяжёлыми цепями и двумя большими железными шарами, а кандалы и наручники соединили таким образом, чтобы он находился в согнутом положении. Это вызывало очень сильную боль.

После того, как отец рассказал адвокату об этом во время посещения, охранник Лю Чжаоган отвел его в пустую камеру и жестоко избил рукояткой от мухобойки, пока она не сломалась. Из ран на ягодицах отца текла кровь.

Лю сказал моему отцу: «Если ты посмеешь рассказать адвокатам, что тебя здесь подвергали пыткам, то в следующий раз я буду бить тебя чем-нибудь более тяжёлым». Мой отец рассказал об этом адвокату во время второго визита.

Месть и дополнительные пытки. После того, как мы подали вторую уголовную жалобу, мой отец встретился с более жестоким обращением. Охранник Лю Чжаоган бил его по лицу и приказал 13 заключенным в камере избивать его.

Они также подвергли его сексуальным надругательствам, зажимая соски на груди и давя на половой член. Во время безжалостного избиения он много раз терял сознание, но не знал, как долго он находился в бессознательном состоянии. Аудиофайлы доступны для подтверждения этого.

Синяки и раны на теле. Я видела большие синяки на шее и по всему телу отца. Вокруг сосков были шрамы, и они были так травмированы, что казалось, вот-вот отпадут. За ушами были глубокие раны. На пальцах ног также были раны, как будто под ногти вводили тонкие бамбуковые палочки или гвозди. Фотографии этих травм доступны.

После того, как тело перевернули, мы с мамой увидели много ссадин и травм на спине моего отца.

Под его нижним бельем на ягодицах и в промежности была кровь. Когда мы захотели сфотографировать это сотовыми телефонами, то полицейские остановили нас, заслонив тело.

Смерть наступила прежде, чем он был доставлен в отделение скорой помощи. Мы считаем, что моего отца доставили в больницу уже мёртвым. Когда мы увидели его тело, оно было холодным, бледным и твёрдым. Медицинский сотрудник сказал мне, что отец, скорее всего, умер до того, как его привезли в отделение скорой помощи.

Требование провести независимую аутопсию отклонено. Официальные лица разрешают проводить вскрытие тела только врачам, назначенным государственными властями.

Утверждение версии о самоубийстве. Полицейские проинструктировали местных полицейских, чтобы они рассказывали жителям посёлка, что мой отец покончил жизнь самоубийством.

Преследование членов семьи и угрозы. Члены моей семьи и я хотели узнать правду о смерти моего отца, но нас преследовали и нам угрожали.

Обращение в Национальный народный конгресс. Национальный народный конгресс является государственным законодательным органом Китайской Народной Республики. Это крупнейший парламентский орган в мире и организация с самыми высокими полномочиями в Китае.

Настоящим я призываю провести независимое расследование и раскрыть правду о смерти моего отца.

 

 
Мой отец Ян Юйюн ушёл от нас навсегда

Источник: http://ru.minghui.org/html/articles/2017/8/13/1141132.html



Вы можете печатать и передавать все статьи, опубликованные на вебсайте «Чистая Гармония», но, пожалуйста, указывайте источник.

  Связанные истории





Email editors: editor@ru.clearharmony.net
© 2004-2017 ClearHarmony Net (Russian)