Опубликовано: Четверг 5. Октябрь , 2017      
Сын рассказал о том, как его мать умерла всего через две недели после ареста, а отец всё ещё находится в заключении
" . $article['subtitle'] . "
"; } ?> " . $article['author'] . "
"; } ?>

Практикующая Фалуньгун Юй Баофан скончалась 17 июля 2017 года, в тот день, когда полицейские отправили её в больницу. Всего за две недели до этого она, её муж и сын были арестованы за духовные убеждения.

По словам Ван Юя, сына Юй Баофан, которому позволили увидеть тело матери примерно через час после её смерти, она находилась в отделении интенсивной терапии и была подключена к аппарату искусственного дыхания. Полицейские разрешила Вану остаться возле её тела на несколько минут, а затем отвезли обратно в центр заключения.

Вана освободили 18 июля, вскоре после того, как он встретился со своим отцом Ван Дианго в центре заключения №2 города Аньшаня. Они подозревали, что внезапная смерть Юй Баофан была насильственной, и поэтому отказались от вскрытия её тела для определения причины смерти.

Ван Дианго в то время находился под стражей, ему не разрешили похоронить жену. 8 августа 2017 года его арест был одобрен соответствующими органами.

Сотрудник, ведущий дело Юй Баофан, отказался принять на себя какую-либо ответственность за её смерть, заявив, что они выполнили свой долг, отправив её в больницу.

«Всего за две недели я потерял маму, моя семья была разрушена», – вспоминает Ван Юй. Ниже приводится рассказ Ван Юя о трагедии этой семьи.

Арест и обыск

4 июля 2017 года в наш дом ворвалась группа полицейских. Они приказали мне, родителям и практикующей Фалуньгун, которая была у нас, сидеть на диване в гостиной, а сами начали обыск.

Ни один из полицейских не предъявил своё удостоверение или ордер на обыск. Когда я сказал им, что это незаконно, они не обратили никакого внимания и продолжали обыск, переворачивая всё вверх дном.

Двое полицейских с электрическими дубинками в руках надели на нас наручники. Мы с отцом не хотели подчиняться, поэтому они повалили меня на пол и надели наручники силой, заведя руки за спину. То же самое они сделали с отцом. У нас обоих сильно болели руки в запястьях.

Когда нас повезла в отделение полиции, в доме ещё оставались несколько полицейских, которые продолжали проводить обыск.

Допрос

Нас держали отдельно в полицейском отделении. Отца и меня поместили в комнату и приковали наручниками к стульям. Маму и другую практикующую поместили за решётку в открытую камеру.

Ночью, когда я уже засыпал, полицейские стали допрашивать меня. После того как я отказался отвечать на вопросы, один из них схватил меня за волосы и потянул назад. Мне было трудно дышать. Двое полицейских наступали мне на ноги, пытаясь заставить говорить.

Второй раз меня допрашивали после того, как перевели в центр заключения. Они изменили и подделали протокол допроса и заставили подписать его.

Перевод в центр заключения

Во второй половине дня полицейские, наконец, дали нам на четверых кусок хлеба и бутылку воды.

После этого нас отвезли в центр заключения №2 города Аньшаня для обследования физического состояния. Отца оставили, а маму перевели в женский центр заключения Аньшаня. Меня с практикующей отправили в другой центр заключения Аньшаня. Мне дали 15 суток.

Полицейские сообщили моей тёте об аресте моих родителей. Когда она потребовала уведомление о задержании меня, они сказали, что его у них нет. Сотрудники центра заключения не разрешили тёте навестить меня.

Внезапная смерть мамы

Во второй половине дня 17 июля женщина-полицейский сказала, что маму отправили в больницу.

Она попросила контактные данные родственников, и я дал ей номер телефона тёти.

Через некоторое время трое полицейских отвезли меня в больницу Чанда в городе Аньшань.

Там я увидел маму, лежащую на кровати в отделении интенсивной терапии. Лицо у неё было серое, к шее была подключена трубка аппарата искусственного дыхания.

Врач сказала: «Сердце вашей мамы перестало биться, у неё расширены зрачки». Затем она открыла глаза мамы и показала её расширенные зрачки.

Я хотел остаться подольше с мамой и в последний раз подержать её за руки. Но полицейские не разрешили мне остаться. Они насильно вывели меня из палаты. Я был там всего несколько минут.

Я увидел врача и спросил у неё, что случилось с мамой. Она сказала, что маму доставили в больницу этим утром. Ей внезапно стало плохо в три часа дня, и её отправили в отделение интенсивной терапии.

Примерно 40 минут врачи пытались реанимировать её, но она скончалась около половины четвёртого. Я спросил врача, что стало причиной смерти. Она сказала, что не знает, и может только сказать, что она умерла после того, как её сердце перестало биться.

Когда меня привезли обратно в центр заключения, я попросил разрешения на встречу с отцом.

На свидании с отцом полицейский, ведущий дело мамы, сказал, что она умерла от диабета. Мы с отцом сомневаемся в этом. Если у мамы были серьёзные проблемы со здоровьем, почему центр заключения принял её без единого слова? Почему они сообщили нам о её смерти только через час, а не тогда, когда ей стало плохо или во время оказания ей неотложной помощи?

Мы попросили посмотреть записи с камер наблюдения во время нахождения мамы в центре заключения. Нам показали только первые два дня и последние два дня. Мы не знаем, что с нею было в промежутке между этими днями.

Вскоре после моей встречи с отцом, меня отпустили.

Возвращение в разгромленный дом

Я вернулся домой один и обнаружил, что входная дверь сломана, замок снят. Дверь была так плотно захлопнута, что я не смог её открыть.

Я позвонил тёте и попросил о помощи. Она нашла слесаря, он открыл дверь и врезал другой замок.

Мы вошли в разгромленную квартиру. Диван был изрезан, кровати разобраны. Полицейские забрали много вещей, ключи и наличные деньги, в том числе из карманов брюк отца и кошелька мамы.

В доме стоял ужасный запах. Я обнаружил, что полицейские отключили холодильник и оставили его дверь открытой. Все продукты испортились, в них и на полу копошились насекомые.

Контактные данные преступников:

Чан Юнчунь (常 永春), сотрудник отделения полиции Юнлэ района Теси: + 86-15698905851.

Ван Дэнкэ (王登科), начальник отдела внутренней безопасности района Теси: + 86-13904200240 (сотовый), + 86-15698905677 (сотовый), + 86-412-8674699 (офис), + 86-412-5532953 (домашний).

Чжао Хунбо (赵洪波), начальник женского центра заключения города Аньшань: + 86-15698902199 (сотовый), + 86-412-2962559 (офис).
(
Для получения более подробной информации о преступниках, пожалуйста, ознакомьтесь с оригиналом статьи на китайском языке).

Источник:> http://ru.minghui.org/html/articles/2017/9/30/1141688.html



Вы можете печатать и передавать все статьи, опубликованные на вебсайте «Чистая Гармония», но, пожалуйста, указывайте источник.

  Связанные истории





Email editors: editor@ru.clearharmony.net
© 2004-2017 ClearHarmony Net (Russian)