Опубликовано: Среда 15. Ноябрь , 2017      
Мой опыт совершенствования в процессе работы в телевизионном проекте New Tang Dynasty
" . $article['subtitle'] . "
"; } ?> " . $article['author'] . "
"; } ?>

Я получила Закон в Германии в конце 2001 года. Сначала я всегда смотрела в себя, даже по мелочам. Я делала это с удовольствием, так как чувствовала себя самым счастливым человеком во всём мире. Пока у меня есть Дафа, мне больше ничего не нужно.

Учитель опубликовал статью «Предсказание об Исправлении Законом человеческого мира» в первую неделю начала моей практики. Помню, как в тот момент я подумала о себе: «Ну вот, ты слишком поздно нашла Фа». Мысль о том, что я не смогу стать ученицей Дафа в период Исправления Законом, вызвала у меня очень сильное разочарование. Примерно в то же время в другом городе решили провести трёхдневное мероприятие. Им нужна была поддержка, поскольку там не было практикующих. Двое практикующих из моего города решили поехать, и я тоже захотела присоединиться. Но практикующие сказали, что не нуждаются во мне потому, что справятся сами. Я подумала: «Хорошо, мне нужно посмотреть в себя. Почему они не хотят, чтобы я поехала? Возможно они мне отказали потому, что я не достигла стандарта ученика Дафа. Мне нужно хорошо совершенствоваться». Я была очень расстроена, но не обижалась на практикующих.

Однако на следующий день один практикующий из другого города сказал мне: «Если ты хочешь приехать, конечно, приезжай, но здесь по-настоящему холодно». Я очень обрадовалась! Эта зима действительно была очень холодная. Снег толстым слоем лежал на земле. Как только мы вышли из машины, холодный воздух врезался в наши лица, как нож, и моё лицо заболело от холода.

Раздавая прохожим листовки, мы перестали чувствовать свои руки уже через несколько минут.

Всё моё тело дрожало. Я непрерывно повторяла в своём сердце: «Не холодно, не холодно».

Сначала никто не хотел останавливаться около меня. Все очень быстро проходили мимо. Я подумала: «Как они могут быть такими? Им предлагают такой хороший Дафа, а они даже не хотят посмотреть на него, как несправедливо!» Но потом подумала: «Я поступаю неправильно, нужно посмотреть в себя. Может быть это потому, что я думаю только о том, как мне холодно, поэтому все они выглядят очень холодными и безразличными». В результате поняла, что не должна думать о холоде, так как это не изменит ситуацию.

Затем я начала цитировать Закон: «Когда будешь находиться в настоящей беде или в каком-нибудь испытании, попробуй: трудно вытерпеть, но терпи; выглядит невозможным, говорят, что трудно выполнить, – тогда попробуй, сможешь ли в конце концов выполнить или нет» («Чжуань Фалунь», лекция 9).

К моему удивлению, очень скоро прохожие начали постепенно меняться. Некоторые брали материалы, а другие останавливались, чтобы посмотреть, как мы выполняем упражнения. Им стало очень любопытно, что мы делаем, и они задавали мне много вопросов.

Трёхдневное мероприятие в мире льда и снега закончилось довольно быстро. Этот опыт позволил мне впервые понять, что когда практикующий изменяет своё сердце, обычные люди тоже будут меняться. Я могу влиять на них.

Сейчас мне становится действительно стыдно, когда сравниваю, с какой радостью и усердием совершенствовалась, только получив Закон. В прошлом, сталкиваясь с проблемами, я использовала их как возможность повыситься и чувствовала себя счастливой. Хотя сегодня я всё ещё смотрю в себя, состояние «хорошего настроения» ушло. Сейчас я смотрю в себя довольно пассивно, и в большинстве случаев останавливаюсь на поверхностном уровне. Когда понимаю, что ситуация очень серьёзная, и я зашла в тупик, тогда «пробуждаюсь», осознав, что не смогу пройти испытание, если не буду смотреть в себя. Только после этого я начинаю искренне безоговорочно смотреть в себя.

Совершенствование в проекте

В 2004 году я присоединилась к проекту New Tang Dynasty Television (Телевидение Новой Династии Тан) (NTD TV). До начала совершенствования я была очень замкнутой. Мне не нравилось находиться рядом с людьми, не нравилось разговаривать с ними или участвовать в собраниях. У меня не было друзей. Мне нравилось быть одной. Вскоре после начала работы на телевидении NTD меня выбрали ведущей программы. У меня не было уверенности в своей внешности, и я действительно не хотела стоять перед камерой. Я предпочитала работать за кулисами. Больше всего я боялась, что все будут смотреть на меня и обсуждать, если я стану ведущей. Однако, поскольку ответственный в проекте принял такое решение, я знала, что мне нужно отпустить свои желания и представления.

Вначале я ничего не знала, поэтому практикующие давали мне замечания и предложения, указывая на то, что нужно улучшить. Так как у меня не было никакого опыта, и я была очень скромной, то следовала их советам. Однако через некоторое время я немного запуталась.
Например, об одной и той же одежде один практикующий говорил мне, что она выглядела красиво, тогда как другой практикующий просил больше не надевать её потому, что она выглядела непривлекательно. Или об одной и той же программе, которую я редактировала, кто-то говорил, что одно специальное выражение, которое я использовала, было очень хорошим, поскольку оно выделяло главное, но другой считал это выражение слишком причудливым и недостаточно серьёзным. Сначала я чувствовала, что это несправедливо, и находилась в растерянности. Я просто не знала, что делать. С течением времени, когда эти ситуации стали повторяться часто, я начала жаловаться на них. Эти практикующие сами не были профессионалами, поэтому меня возмущало, что они высказывают так много мнений. Муж часто шутил, что только профессионалам разрешалось делать мне замечания.

Поскольку ситуация всё время повторялась, я почувствовала, что это не может быть совпадением.

Посмотрев в себя, я увидела, что моё сердце не было достаточно большим. Некоторые люди любят кислое, а другие любят сладкое. Нельзя считать это правильным или неправильным.

Почему я не могу принять разные мнения? Почему я была счастлива только тогда, когда всё шло по моему желанию? Разве счастье или несчастье не являются просто чувствами? Я поняла, что должна увеличить способность своего сердца, чтобы спокойно смотреть на мнения других и принять их.

Посмотрев в себя глубже, я поняла, что не отпустила привязанность к себе. Я была слишком привязана к себе, задумывалась и слишком беспокоилась потому, что была не уверена в себе. На самом деле, я знала своё дело, и какой существует стандарт, и что я должна просто стараться следовать ему. Целью того, что мы делаем, является спасение живых существ, а не подтверждение своей репутации или любых других эгоистичных помыслов. Комментарии других практикующих были просто испытанием для моего Синьсин, чтобы я смогла увидеть, было ли моё сердце затронуто.

После того как я поняла это, меня постепенно перестали трогать эти вещи, и советы мне стали давать не так часто, как раньше. Конечно, для меня это был долгий процесс совершенствования.

Всякий раз, когда я чувствовала, что удалила пристрастие к себе, через некоторое время видела, что у меня оно всё ещё есть и всё ещё действует. Оно уходило и возвращалось, но я каждый раз напоминала себе, что надо отпустить привязанность к себе.

Встать после падения

Однажды я неправильно произнесла чьё-то имя во время записи передачи и не заметила ошибки до её трансляции. Когда заметила, то не могла поверить, что совершила такую большую ошибку.

Будут ли зрители думать, что NTD не хватает профессионализма? Что мне делать? Моё сердце просто зациклилось на этом, и я не могла прекратить самобичевание. Я поделилась этой проблемой с дежурным видео-редактором. К моему удивлению, она не критиковала меня так, как я ожидала, а сразу посмотрела в себя, хотя я чувствовала, что эта ошибка не имеет к ней никакого отношения. Меня поразила её доброта. Сразу увидев разницу между нами, я подумала, что если бы столкнулась с подобными ситуациями, то определенно обвинила других в этом, а потом посмотрела в себя для оправдания.

Совместный обмен опытом помог мне обнаружить в себе очень негативное пристрастие – самообвинение, о котором я раньше не подозревала. Понимая, что это не так, я как будто слишком боялась признать свою ошибку или факт того, что поступила недостаточно хорошо, потому что я не могла смотреть на себя после ошибки. Если я допускала небольшую ошибку, то довольно часто испытывала негативные эмоции в течение долгого времени, например, когда я использовала неправильный субтитр или несоответствующие кадры. Я просто не могла с этим справиться. Раньше я всегда думала, что в моём характере есть стремление во всём добиваться совершенства, поэтому не могла мириться даже с крошечным недостатком. Но на самом деле это не так – этот так называемый характер был чем-то навязанным мне. Как только я поняла это, то почувствовала себя немного легче. Я больше не испытывала состояния, что у меня перехватило дыхание. Всякий раз, когда чувствую это, то сознательно пытаюсь избавиться от него, и такое состояние постепенно устраняется.

Учитель сказал:

«Это не страшно, если ты сделал не хорошо; в следующий раз сделай лучше, постарайся поискать, в чём причина этого. В вашем совершенствовании существует одно явное проявление, а именно, когда какое-то дело сделали плохо, то только и знаете, что раскаиваться, но не собираетесь заново попробовать сделать. Чересчур много раскаиваться, также является пристрастием. Если сделал плохо, посмотри, в чем допустил ошибку, разберись, и в следующий раз сделай это хорошо, сделай по-новому. Если ты споткнулся и упал, и просто продолжаешь лежать, (смех в зале) куда это годится» (Разъяснение Закона на конференции Дафа на западе США вовремя праздника Юаньсяо 2003 год).

Отпустить пристрастие к приобретению и потере

Некоторые из китайских новостей, над которыми я работаю, требуют много времени и усилий для редактирования, поскольку транслирующая станция очень специфична и, как правило, не имеет большого количества видеоматериалов, доступных для использования. Бывает очень хлопотно общаться и сотрудничать с членами команды со всего мира. Кроме того, довольно сложно увидеть обратную связь со зрителями и фактическую скорость кликов на веб-сайте. Поэтому иногда я думала: «Стоит ли тратить на это так много времени?» Несколько раз, когда создание программы сталкивалось с большими трудностями, я серьёзно думала о выходе из команды.

Я завидовала тем, кто работал над художественными программами. Несмотря на то, что они занимают много времени и общего внимания, в конечном результате получается очень хороший продукт. Это не похоже на команду новостей, где мы постоянно работаем круглые сутки. Тем не менее, после стольких лет работы я действительно не хотела уходить. На самом деле, моя мысль в то время была очень похожа на мысли Пигси [Чжу-Бацзе – прим. переводчика] из романа

«Путешествие на Запад». Всякий раз, когда герои сталкивались с какой-либо опасностью, Пигси хотел отделиться и вернуться в свою деревню. Неужели я хотела стать похожей на Пигси? Я знала, что такая мысль не правильная, но моё пристрастие к потере и приобретению было очень сильным. Хотя я это осознавала, но было нелегко отпустить. Однако, когда пришло испытание, я решила его устранить.

Однажды практикующая, с которой я работала, отправилась в отпуск и попросила меня сделать запись во время её отсутствия. Поскольку мы договорились об этом задолго, я не проверила, где она находилась в тот день. Сразу после того, как я закончила все свои сеансы записи и загрузила файлы, я вдруг увидела, что эта практикующая отправила сообщение о том, что она уже загрузила файлы. Я подумала, что это очень странно, поэтому спросила её: «Разве ты не в отпуске? Разве ты не просила подменить тебя?» Она вдруг вспомнила и извинилась, сказав, что в тот день освободилась, но забыла сказать мне об этом.

В глубине души я очень разозлилась. Я подумала: «В чём дело? Мы обе потратили столько времени на то, чтобы сделать одно и то же, разве это не пустая трата времени? Моё время тоже очень ценно». Видео-редактор была немного смущена, поэтому спросила координатора, что делать. Затем координатор спросил нас обеих: «Какую из этих записей мы должны использовать сейчас?»

В ту секунду, когда нам задали вопрос, время как будто замедлилось. Глубоко задумавшись, я поняла, что это проверка, потому что для программы не имело никакого значения, чью запись использовать. Я очень ясно осознала, что если предложу использовать её запись, она будет использована без дальнейших колебаний, а это означает, что я просто потратила несколько часов своего времени зря. Но разве это чувство не было вызвано моим пристрастием к потере и приобретению? Разве я не сказала, что хочу уничтожить своё пристрастие?

Поэтому сказала: «Используйте её запись». Я сделала это от всего сердца, а не просто из вежливости. Хотя я знала, что устранила пристрастие, но процесс был очень неприятным.

Поддерживать праведные мысли при устранении помех

На самом деле, прежде чем что-то происходит, мы часто получаем намёки на это, но такой намёк может быть лишь крошечной мыслью, которая вспыхивает в нашем сознании. Сначала я думала, что это просто совпадение, но просто совпадений не бывает. Когда появляется такая мысль, нужно схватить её и отправить праведные мысли, чтобы устранить вмешательство, а затем проверить, что сделано всё очень тщательно.

Например, я могу внезапно подумать, что надо снова проверить новость. Если я это сделаю, то обязательно найду некоторые проблемы. То же самое происходит, если в моём сознании появляется мысль о неисправности оборудования сегодня. Если бы я отправила праведные мысли, чтобы отрицать всякое вмешательство, то всё было бы хорошо. Но если я позволю вмешательству проскользнуть и упущу шанс, то могут возникнуть проблемы. Кроме того, когда проблема возникает, отправление праведных мыслей действительно помогает. Я много раз сталкивалась с тем, что у меня возникали проблемы с Интернетом, когда программа должна была транслироваться. Я не могла ничего сделать, кроме как беспокоиться об этом. Если бы я укрепила свои праведные мысли, проявила бы волю, чтобы выход программы соответствовал срокам вещания и отрицала любое вмешательство, то очень быстро могла бы устранить помехи, отправляя праведные мысли.

Участники команды новостей всегда работают в спешке, особенно за несколько часов до трансляции. Время подсчитывается в минутах и секундах. Я сама управляю всем оборудованием, кроме освещения, и во время записи часто не вижу никаких проблем. Если я узнаю, что что-то пошло не так с оборудованием после того, как я закончила запись, то может быть слишком поздно и это напрямую повлияет на трансляцию программы. Поэтому моё сердце всегда находилось там, и я постоянно беспокоилась о таких вещах. Это очень утомляло. Через некоторое время я почувствовала, что нахожусь в неправильном состоянии. Однажды, когда я разговаривала с соученицей, то непреднамеренно сказала, что каждая запись была для меня битвой, так как я очень боялась появления проблемы. Я сказала, что могу расслабиться только после того, как всё закончится, и подумаю про себя: «К счастью, этот день завершился успешно!» Тогда она спросила меня: «Ты боялась, что программа допустит ошибку или ты сама допустишь ошибку?» Её неожиданный вопрос ошеломил меня.

Конечно, я беспокоилась о том, чтобы программа прошла без ошибок, и чувствовала ответственность в отношении проекта. Но кроме того, похоже, больше боялась ошибиться сама.

Раньше я не замечала различия между этими двумя подходами. Но на самом деле они разные, очень разные. Что касается ошибок: если они были сделаны не мной, я чувствовала, что это не имеет большого значения, и мне просто нужно быть более осторожной в будущем. Однако моя собственная ошибка становилась для меня большой проблемой. Почему я думала иначе?

Подумав об этом, я испугалась своей собственной мысли. Я не понимала, что такое глубокое пристрастие скрыто за мыслью о том, что надо быть ответственной. Итак, что это было?

Я посмотрела в себя и почувствовала, что существуют две меня. Одна из них была настоящей мной, не имеющей много представлений, которая наблюдала за другой мной в этом человеческом мире. Я могла видеть мыслительную деятельность этой моей «человеческой стороны», и как только мысль оформлялась, могла её перехватить.

Моя «человеческая сторона» всегда находит оправдания. Оборудование или программное обеспечение не работало, Интернет отключился или были помехи, и это не моя ошибка. Было очевидно, что это не имело никакого отношения ко мне. Но как я допустила вмешательство? Разве это не потому, что у меня были упущения? Я в значительной степени полагалась на технику, так как это материальные вещи, которые можно контролировать. Я не верила в то, чего не могла видеть. Действительно ли я вела себя как совершенствующаяся?

Кроме того, когда я видела чужие недостатки или упущения, хотя и старалась изо всех сил сглаживать противоречия, но делала это только потому, что знала: так должен поступать ученик Дафа. Я всё ещё жаловалась на это и думала, почему она такая, и почему не может измениться.

Изучая Закон, я уразумела, что недостатки других – мои недостатки, иначе мне бы их не показали. Истинное сострадание и милосердие не ограничены никакими условиями, это естественное
состояние. Я, несомненно, не соответствую стандарту.

Работа в средствах массовой информации означает, что я ежедневно очень занята. Всё, за чем я должна следить, связано с повседневными делами обычных людей. Если я забуду о том, почему я это делаю, то могу легко втянуться в общество обычных людей и стать обычным человеком, выполняющим повседневные дела. При написании этого опыта я увидела так много пристрастий, которые выработала, потому что до сих пор не отпустила пристрастие к себе. Мне так стыдно.

В течение 13 лет я глубоко чувствовала, что Учитель запланировал для меня видеть свои пристрастия и совершенствоваться во время работы над проектами.

Спасибо, Учитель!

(Опыт представлен на Европейской конференции Фа 2017 года)

Источник: >http://ru.minghui.org/html/articles/2017/11/10/1142295.html


Вы можете печатать и передавать все статьи, опубликованные на вебсайте «Чистая Гармония», но, пожалуйста, указывайте источник.

  Связанные истории





Email editors: editor@ru.clearharmony.net
© 2004-2017 ClearHarmony Net (Russian)