Опубликовано: Вторник 2. Январь , 2018      
Ван Сянчэнь рассказывает, как его избивали и пытали в заключении
" . $article['subtitle'] . "
"; } ?> " . $article['author'] . "
"; } ?>

Ван Сянчэня, 64-летнего практикующего Фалуньгун, и его жену Ло Синьпин из города Иньчуань неоднократно преследовали с тех пор, как Коммунистическая партия Китая в июле 1999 года начала подавление Фалуньгун.

Вана, бывшего сотрудника компании общественного транспорта Нинся-Хуэйского автономного района, пять раз задерживали и на два года отправляли в исправительно-трудовой лагерь, его дом обыскивали восемь раз. В марте и мае 2017 года местные полицейские оказывали на него давление.

Его жену Ло приговорили к четырём годам лишения свободы, и в настоящее время она находится в заключении в женской тюрьме Нинся.

В прошлом у Вана были серьёзные заболевания желудочно-кишечного тракта и сердца. После того, как он начал практиковать Фалуньгун в августе 1998 года, его здоровье улучшилось. Он старался жить по принципам Фалуньгун «Истина, Доброта, Терпение». У Ло исчезла хроническая мигрень, и улучшился характер, когда она стала заниматься практикой Фалуньгун.

Ниже приводится краткое изложение рассказа Вана о том, что ему пришлось пережить.

Первый арест и содержание под стражей

25 марта 2008 года меня арестовал Ван Цзюнь из отделения патрульно-постовой службы полиции района Кайфа в городе Иньчуань после того, как кто-то сообщил обо мне в полицию, что я рассказываю людям правду о Фалуньгун. При аресте Ван повредил мне грудную клетку и рёбра, и только через год я восстановился.

Меня задержали на 15 суток.

Второй арест и центр «промывания мозгов»

В августе 2008 года восемь сотрудников комитета по политическим и юридическим вопросам, отделения полиции и «Офиса 610» арестовали меня на работе и отвезли в центр «промывания мозгов», который находился в помещении пожарной бригады Нинся-Хуэйского автономного района. В этот раз меня задержали более чем на месяц.

В течение этого времени два человека по очереди круглосуточно наблюдали за мной, даже тогда, когда я ел или пользовался туалетом. Ван Ман, сотрудник «Офиса 610», дважды беседовал со мной и пытался меня «преобразовать».

Во время третьего ареста забрали мои личные вещи

Однажды вечером в августе 2009 года на рынке я рассказал мужчине о Фалуньгун, зная, что это полицейский в штатском. Он позвонил двум сотрудникам, арестовал меня и отвёз в отдел полиции района Синин.

В дежурной комнате на втором этаже трое полицейских с дубинками в руках кричали на меня, затем так сильно ударили, что я упал и не мог подняться. Они испугались, поставили меня на ноги и помогли спуститься на первый этаж. Там они обыскали меня, забрали часы и деньги, а потом отпустили.

Мои раны заживали долго.

Четвёртый арест и исправительно-трудовой лагерь

16 апреля 2010 года меня арестовали за то, что я рассказывал людям о Фалуньгун в парке Синин.

Студенты сообщили обо мне в полицию. Мне сковали наручниками руки за спиной.

В ту же ночь Чжан Аньчжун, Ван Шиюань и еще один полицейский из отдела полиции привезли меня домой, чтобы провести обыск. Ван вытащил ключи из моего кармана и поднялся наверх, чтобы открыть дверь. Увидев незнакомого человека, входящего в дом, мои жена и сын очень испугались.

Чжан и ещё один полицейский потащили меня вверх по лестнице, держа за наручники и ударяя об стену. Когда я закричал, чтобы соседи вышли и стали свидетелями моего ареста, Чжан ударил меня по голове.

 
Иллюстрация пытки: руки скованы наручниками за спиной

В ту ночь полицейские забрали у меня принтер и более 2000 юаней наличными, а затем отвезли меня в центр заключения Иньчуань.

Когда я вернулся домой, то узнал, что на следующий день Ван снова приходил ко мне домой и забрал стационарный компьютер. Уходя, он вернул ключи моей жене.

В центре заключения Иньчуань меня поместили в камеру, где находились убийцы, разбойники, насильники и наркоторговцы. Половину камеры занимал староста и четыре бандита. Остальным десяти заключённым приходилось спать на боку.

В центре заключения меня заставляли по 10 часов в день упаковывать огромное количество зажигалок. После работы заключённые часто избивали меня, ругали и не давали спать. Четверо полицейских по очереди допрашивали меня, в результате чего я был измучен морально и физически.

7 мая 2010 года трое полицейских отвезли меня в исправительно-трудовой лагерь №1 Нинся (ныне наркологический реабилитационный центр №1 Нинся). Только перед самым отправлением я узнал, что меня приговорили к двум годам принудительных работ в исправительно-трудовом лагере.

«Тренировочный курс»

В трудовом лагере я был заперт с преступниками, которые только что прибыли. Каждый день охранники проводили «тренировки», которые включали в себя чтение и запоминание тюремных правил, а также пение. Время от времени они электрическими дубинками избивали заключённых и поражали их током. А также назначили бандитов «начальниками» и «главарями отрядов».

«Тренировочный курс» проводился каждые несколько дней или тогда, когда главный охранник злился на заключённых, которые не закончили свою работу, отказывались выполнять требования охранников или не запомнили «правила». Им приказывали встать в линию, а бандиты били их по лицу кулаком.

Однажды, когда я немного замешкался при построении, ко мне подбежал бандит и дважды ударил меня в грудь.

«Группа строгого контроля»

Я был приписан к недавно созданной «группе строгого контроля», которая служила для усиления преследования практикующих Фалуньгун. Пять наркоманов круглосуточно наблюдали за мной, моё передвижение было ограничено.

Через несколько месяцев меня заставили заниматься тяжёлым физическим трудом. Когда я вернулся в камеру, заключённые обыскали меня, сказав, что этого требовал староста камеры Вэй Синьшен.

Руководство трудового лагеря опасалось, что заключённые могут спрятать оружие, чтобы нанести вред себе, или карандаши для написания записок. Вэй боялся, что я прятал статьи, написанные Учителем Ли Хунчжи (основателем Фалуньгун), и поэтому часто неожиданно проводил обыски. К моменту завершения проверок мои вещи валялись на полу.

Всякий раз, когда я пытался отдохнуть, Вэй заставлял кого-нибудь «разговаривать» со мной до полуночи. Он угрожал уголовникам наказанием, если они не будут активно преследовать меня.

Однажды утром я хотел расслабить ноги и опустил их вниз. Заключённые подумали, что я делаю упражнения Фалуньгун, и доложили об этом Вэю. Не говоря ни слова, Вэй и четверо заключённых потащили меня в соседнюю комнату и заставили сесть на «скамью тигра». Я сопротивлялся и опрокинул её на пол. В ярости Вэй ударил меня электрической дубинкой.

 
«Скамья тигра»

Впоследствии я попросил старосту камеры о встрече с начальником лагеря, но мне больше месяца ничего не отвечали. Вэй позже сказал мне, что они могут использовать электрические дубинки и железный стул на законных основаниях.

Когда однажды у меня поднялась температура, и я не мог встать, Вэй приказал заключённым притащить меня в комнату для собраний и там начал ругать меня. Я объяснил, что у меня высокая температура и попросил не ругать меня, а понять. Вэй приказал заключённым вернуть меня в комнату, прежде чем он пришёл туда с электрической дубинкой. В этот момент пришёл начальник и забрал у него дубинку.

«Преобразование»

После того, как Вэй вернулся с обучения, он собрал всех и сказал заключённым, чтобы меня привели в комнату для занятий, где Вэй лично обыскал меня, а мои вещи бросил на пол.

Меня посадили на табурет и заставили смотреть новости с клеветой на Фалуньгун. После этого меня в течение нескольких дней водили в класс, чтобы я смотрел новости, и заставляли сидеть на «маленьком табурете» с полудня до полуночи. Всякий раз, когда я закрывал глаза, заключённые трясли меня.

Через месяц я находился в состоянии оцепенения, мои ягодицы загноились. Я не мог ходить и, чтобы добраться до туалета, вынужден был держаться за стену.

Однажды утром Вэй объявил, что он назначил троих пользующихся дурной славой наркоманов наблюдать за мной. Они сразу объявили, что мне нужно перебраться на верхнюю койку, а нижнюю предоставить молодому заключённому. В то время я не мог ходить, тем более влезать на верхнюю койку.

Я понимал, что у меня нет выбора и был очень подавлен. Не говоря ни слова, я отдал всю свою еду заключённому, который относился ко мне немного лучше. Моё поведение вызвало подозрения у заключённого, и он тайно сообщил об этом охранникам.

Вэй и ещё один охранник пришли поговорить со мной и «преобразовать» меня, говоря, что я могу уйти домой раньше, если откажусь от своей веры в Фалуньгун. В полном отчаянии, хотя это было против моей воли, я «преобразовался».

Вернувшись домой, я сразу же написал торжественное заявление об аннулировании моего отказа от веры в Фалуньгун.

В трудовом лагере у меня появились симптомы серьёзного заболевания сердца, выпали два зуба, остальные шатались. Впоследствии большинство зубов выпало. Мой вес резко снизился, и я очень ослаб. Моя одежда была покрыта перхотью.

Пока я находился в трудовом лагере, работодатель расторг контракт со мной, моя мать скончалась.

Пятый арест и содержание под стражей

В апреле 2014 года мы с женой сообщали людям адрес веб-сайта для обхода интернет-цензуры, когда полицейский в штатском арестовал нас, задержав на 12 суток.

Источник:> http://ru.minghui.org/html/articles/2017/12/29/1142807.html



Вы можете печатать и передавать все статьи, опубликованные на вебсайте «Чистая Гармония», но, пожалуйста, указывайте источник.

  Связанные истории





Email editors: editor@ru.clearharmony.net
© 2004-2018 ClearHarmony Net (Russian)