Опубликовано: Среда 18. Апрель , 2018      
Адвокаты опровергают необоснованные обвинения и сомнительные улики против четырёх практикующих Фалуньгун
" . $article['subtitle'] . "
"; } ?> " . $article['author'] . "
"; } ?>

В суде города Уцзян четырём практикующим женщинам предъявлено обвинение по статье 300 Уголовного кодекса Китая, в соответствие с которым «использование культовой организации для подрыва правового закона должно преследоваться в максимально возможной степени».

11 мая 2017 года были арестованы 74-летняя Чжао Сючжэнь и 66-летняя Лю Симэй. На следующий день взяли под стражу 60-летнюю Цао Чжиин и 76-летнюю Хуан Чжэн. Этих женщин начали преследовать после того, как кто-то сообщил в полицию, что они в местном парке рассказывают людям о Фалуньгун, духовной практике, которую преследует коммунистический режим Китая.

Трое практикующих, Чжао, Цао и Хуан – местные жительницы, а Лю живёт в провинции Чжицзян и в то время навещала в Сучжоу сестру. В объединённом судебном процессе, который состоялся 6 марта 2018 года, четырёх женщин защищали восемь адвокатов. Адвокаты опровергли обвинения и оспорили факты доказательств со стороны обвинения. Обвиняемые тоже дали показания в свою защиту и потребовали оправдательного приговора.

Судья Чжоу Бинхун отложил заседание, которое продолжалось с 10 часов утра до 8:40 вечера без вынесения приговора. Практикующие по-прежнему находятся в центре заключения Хуанли.

Необоснованные обвинения

Адвокаты потребовали от прокурора Ли Кунь перечислить статьи закона, которые определяют Фалуньгун как культ и позволяют ей сослаться на статью 300 как основание для обвинения их клиенток. Но прокурор не нашлась, что сказать.

Затем адвокаты заявили, что обвинительное заявление является необоснованным.

Всекитайское собрание народных представителей, законодательный орган Китая, никогда не принимал закона, который бы рассматривал Фалуньгун как культ. Поэтому бывший китайский диктатор Цзян Цзэминь в ноябре 1999 года поручил Верховному народному суду и Верховной народной прокуратуре дать законодательное толкование статье 300. В соответствии с ним любой человек, практикующий Фалуньгун или пропагандирующий его, должен преследоваться в судебном порядке в максимальной возможной степени.

1 февраля 2017 года вступило в силу новое законодательное толкование, которое заменило версию 1999 года. В нём ничего не говориться о Фалуньгун и подчёркивается, что любое обвинение против любого лица, участвующего в культовой деятельности, должно иметь твёрдую правовую основу. Поскольку ни один закон в Китае не определяет Фалуньгун культом, обвинительное заключение против четырёх женщин не имеет юридического основания.

Судья Чжоу потребовал от адвокатов не упоминать Фалуньгун и всякий раз прерывал их во время выступлений. Он также потребовал от четырёх практикующих признания вины, от чего они решительно отказались. Напротив, практикующие выступали в свою защиту.

Недопустимые факты обвинения

Адвокаты утверждали, что факты обвинения являются недопустимыми.

Прокурор Ли утверждала, что практикующие нарушили закон тем, что владели книгами и информационными материалами Фалуньгун. В качестве основания для этого обвинения она сослалась на два уведомления Главного управления по делам прессы и издательств, опубликованные в июле 1999 года о запрете публикаций книг Фалуньгун.

Но адвокаты привели законные поправки к этим документам. Ещё в 2011 году главное управление отменило этот запрет. Поэтому для практикующих владение книгами Фалуньгун является законным правом. Прокурор Ли представила суду фотографию, на которой были запечатлены несколько человек, стоящих в вечернее время у обочины дороги. Изображение на фотографии было нечётким. Прокурор утверждала, что это четверо подсудимых практикующих. Адвокаты возразили, что на фотографии запечатлён вид людей сбоку или сзади, и нет доказательств того, что это их клиентки. Более того, фотография не демонстрируют их незаконной деятельности.

Далее Ли представила документ, выданный отделом безопасности департамента полиции Сучжоу, в котором утверждалось, что предметы, изъятые у четырёх практикующих, действительно имеют отношение к культовой деятельности. Однако она не представила никаких вещественных доказательств. При обсуждении принадлежности подсудимым изъятых вещей не присутствовал ни один сотрудник отдела.

Адвокаты заявили, что отдел безопасности не является организацией, уполномоченной проверять доказательства обвинения. К тому же документ не имеет ни подписи, ни официальной печати.
Затем они спросили, почему ни один из названных свидетелей обвинения не явился для перекрёстного допроса? Кроме того, в обвинительном заключении не указаны данные личных документов свидетелей, как того требует закон.

В результате адвокаты пришли к выводу, что доказательства обвинения являются неприемлемыми. Они подчеркнули, что их клиенты, практикуя Фалуньгун и рассказывая о нём людям, не причиняют никому вреда и тем более не подрывают закон.

Нарушение полицейскими правовых процедур

Практикующие и их адвокаты дали показания против сотрудников местного полицейского участка Сунлин, которые производили арест.

При аресте практикующих полицейские не предъявили ни своих документов, ни ордера на обыск.

К тому же они не предоставили практикующим перечень изъятых у них вещей, как того требует закон.

Полицейский, который вёл дело практикующих, отказался встретиться с членами их семей и назвать своё полное имя. О нём только знали, что зовут его Чэнь, и номер рабочего телефона: +86-512-63093110.

Известно, что во время необходимого медицинского осмотра у Цао обнаружили высокое кровяное давление, проблемы с сердцем и паралич лицевого нерва. Однако полиция оказала давление на центр заключения, чтобы её приняли и взяли под стражу.

Лю рассказала, что обманным путём от неё получили показания против неё же самой. В центр заключения для допроса к ней пришли несколько полицейских. Они пообещали освободить её, если она подпишет документ, который подтверждает, что её арестовали за разговор с людьми о Фалуньгун. Стремясь вернуться к родственникам в Чжэцзян, она подписала документ, который ей передали через оконную перегородку в комнате для встреч.

Фиктивное публичное заседание

Предположительно, публичное заседание было закрыто от общественности, к тому же полицейские снимали на видеокамеру тех людей, кто пытался пройти в зал суда.

В здании суда было много залов для судебных заседаний. Но судья Чжоу выбрал для этого зал заседания, рассчитанный только на 36 человек. Он сообщил об этом адвокатам и членам семей практикующих только за двадцать минут до начала слушания. Восемь адвокатов вынуждены были втиснуться в пространство, рассчитанное только на двух человек.

В конечном итоге, на судебном заседании присутствовали лишь чуть больше десяти членов семей подсудимых практикующих. До этого им нужно было пройти три досмотра. Те из них, кто во время судебного процесса выходил в туалет, должны были на обратном пути снова пройти досмотры.

Родственники практикующих обратили внимание на то, что больше половины зала было занято незнакомыми им людьми. Некоторые из этих людей ушли после второго перерыва, который объявили около 6 часов вечера. Причём, членам семей не разрешали сидеть рядом. С обеих сторон каждого из них сидели агенты. Им даже не позволено было общаться друг с другом.

Близких родственников без их ведома сделали «свидетелями» ареста

Сыну и невестке Чжао было запрещено входить в зал суда. Судья Чжоу заявил, что они проходят свидетелями в защиту Чжао, поэтому их остановили на улице. Молодые люди жили в доме Чжао, когда её арестовали. Она никогда не просила их свидетельствовать в свою защиту. Они поняли, что это произошло после того как в полиции перед освобождением их попросили подписать протокол допроса.

Дочь Цао оказалась в такой же ситуации. Судья Чжоу сказал, что она свидетельствовала в защиту матери. Она вспомнила, что через несколько дней после ареста матери полицейские пришли к ней домой, чтобы задать несколько вопросов. Она подписала протокол, но не знала, куда этот документ впоследствии был приобщён.

По закону свидетелям истца разрешается присутствовать на судебном заседании. Цао заявила, что даже в случае, если она является свидетелем, ей можно войти в зал суда. Судья Чжао проигнорировал её заявление. Женщина обратила внимание на слова, написанные на стене: «Все равны перед законом», и сфотографировала их. Но её заставили удалить эту фотографию.

Она отказалась уйти и стояла на морозе почти 12 часов в надежде хоть мельком увидеть мать в конце заседания, но ей не удалось это сделать.

Источник: http://ru.minghui.org/html/articles/2018/4/13/1144384.html


Вы можете печатать и передавать все статьи, опубликованные на вебсайте «Чистая Гармония», но, пожалуйста, указывайте источник.

  Связанные истории





Email editors: editor@ru.clearharmony.net
© 2004-2018 ClearHarmony Net (Russian)