Опубликовано: Вторник 21. Август , 2018      
Несгибаемая воля помогла мне преодолеть все испытания в течение шести лет заключения в исправительно-трудовых лагерях и центре «промывания мозгов»
" . $article['subtitle'] . "
"; } ?> " . $article['author'] . "
"; } ?>

Меня зовут Фан Инвэнь, мне 59 лет. Я практикующий Фалуньгун, родился в деревне Шикэн городка Лунтянь района Чаонань города Шаньтоу провинции Гуанчжоу. А сейчас живу в деревне Цзиньлунсинь города Шэньчжэнь.

В 1998 году я начал практиковать Фалунь Дафа, также известный как Фалуньгун. 1 января 2001 года я поехал в Пекин и вышел на площадь Тяньаньмэнь, чтобы выступить в защиту Дафа, но был арестован. Меня отправили в исправительно-трудовой лагерь Туаньхэ в Пекине, где держали два с половиной года.

Через девять месяцев после освобождения меня снова арестовали и отправили на три года в исправительно-трудовой лагерь Мэйлинь в Шэньчжэне. На следующий день после освобождения меня перевели в городской центр «промывания мозгов», где держали ещё около полугода.

Исправительно-трудовой лагерь Туаньхэ в Пекине

Утром 1 января 2001 года я взял плакат со словами «Фалунь Дафа несёт добро» и на длинном флагштоке вымпел, на котором было написано «Истина, Доброта, Терпение». Я вышел на площадь Тяньаньмэнь в жилете, на спине которого тоже были написаны слова «Истина, Доброта, Терпение».

Я прошёл 20 метров по площади и ещё не успел развернуть плакат, как меня остановил человек в зелёной форме. Он спросил: «Вы практикующий Фалуньгун?»
«Да», – ответил я ему.

Он тут же втолкнул меня в полицейскую машину. В машине я крикнул: «Фалунь Дафа несёт добро!», и полицейский трижды ударил меня по спине дубинкой.

Меня доставили в исправительно-трудовой лагерь Туаньхэ в Пекине и сказали, что я буду находиться там полтора года. Поскольку я решительно отказался отречься от веры в Дафа, моё пребывание в лагере продлили ещё на год. В общей сложности я был заключён в лагере два с половиной года.

В то время задерживали практикующих из разных мест, они были всех возрастов – пожилые жители Пекина, учащиеся средней школы и студенты Университета Цинхуа. Половину всех заключённых составляли практикующие Фалунь Дафа.

В ранний период репрессий меня заключили во второе отделение исправительно-трудового лагеря. Однажды когда я только закончил переписывать статью Учителя «О Дафа», полицейский выхватил её у меня из рук и унёс.

Он дежурил в ту ночь, поэтому вызвал меня в свой офис и велел сесть на длинную скамейку. Он сел спиной к высокому столу и через какое-то время заснул. Примерно через полчаса полицейский проснулся. Он встал и, подойдя ко мне, ударил трижды по плечу, затем снова сел в своё кресло и снова заснул.

Через полчаса он опять проснулся и нанёс мне три сильных удара плетью по плечу.

Позднее меня перевели в шестое отделение. Однажды заключённый приказал мне сесть на стул, а сам сел напротив меня. Он с силой и неоднократно наносил мне удары ногами по лодыжкам.

Так он мучил меня в течение семи дней. На моих ногах образовались кровоточащие раны. Я ходил, прихрамывая, и не мог стоять на месте. Полицейский смеялся надо мной и спрашивал, почему я так хожу?

Как-то я попросил разрешения воспользоваться туалетом, но заключённый, который контролировал меня, согнул меня и толкнул под кровать, под которой мне пришлось сидеть два часа, и только после этого он разрешил мне сходить в туалет. В знак протеста я объявил голодовку и не принимал пищу семь дней.

Во время заключения в исправительно-трудовом лагере Туаньхэ в Пекине я каждый день читал стихи Учителя из «Хун Инь» и каноны из книги «Суть усердного совершенствования». У меня не было проблем со здоровьем, и только один раз поднималась температура, но через три дня всё было в порядке. В течение двух с половиной лет в исправительно-трудовом лагере я не потратил ни копейки на лечение.

Десять других практикующих тоже приговорили к длительным срокам заключения за твёрдую веру в Дафа. Это были практикующие из Гуандуна, Пекина, Шанхая, Фуцзяня и других районов.

Одного практикующего всегда сопровождали двое заключённых, которые держали его за руки, но он громко повторял: «Фалунь Дафа несёт добро». Так продолжалось десять дней.

Я был заключён в исправительно-трудовом лагере на два с половиной года. 30 июня 2003 года меня освободили, и я вернулся домой в Шэньчжэнь.

Исправительно-трудовой лагерь Мэйлинь

В апреле 2004 года, когда я вернулся домой, то сын сообщил, что приезжали полицейские из Футянь города Шэньчжэнь. Они велели мне приехать в полицейский участок для разговора. Я отправился туда, а позже полицейские обыскали мой дом. Они арестовали меня и изъяли все книги Дафа.

Меня доставили в центр заключения Мэйлинь и 7 дней держали под стражей. Я сидел на полу со скрещёнными ногами и отправлял праведные мысли. Увидев это, охранники перевели меня в другую камеру.

У заключённого в той камере на голове была татуировка дракона. Он каждый день избивал меня, нанося удары руками и ногами. Я терпел это насилие два месяца. Однажды я громко крикнул: «Фалунь Дафа несёт добро! Закон исправляет Вселенную, зло полностью уничтожается!»

На следующий день меня перевезли в исправительно-трудовой лагерь Мэйлинь в городе Шэньчжэнь, где я провёл три года.

За два с половиной года, пока я был заключён в исправительно-трудовом лагере Туаньхэ, две мои дочери, благодаря семейным сбережениям и помощи друзей, смогли продолжить учёбу.

Однако во время заключения в исправительно-трудовом лагере Мэйлинь наши семейные сбережения закончились, и у жены не было работы. Поэтому наши дети не могли продолжать учёбу.

Я написал письмо своим родным и рассказал в нём, что Фалунь Дафа – это Закон Будды, и для меня очень важно иметь твёрдую веру в Дафа. Я предложил дочерям самостоятельно зарабатывать на жизнь. Одна дочь была учащейся профессионально-технического училища, а другая – средней школы.

Однажды когда в лагере я читал наизусть Фа, заключённые увидели, что мои губы шевелятся и позвали начальника разобраться со мной. Он прикрепил меня скотчем к металлическому стулу, а затем привязал вместе со стулом к столбу.

Я продолжал повторять Фа. Увидев, что мои губы по-прежнему шевелятся, он заклеил мне рот скотчем, оставив нос открытым для дыхания. Я закрыл глаза. В связанном состоянии меня держали больше часа.

В лагере я отказывался выходить на утренние и вечерние проверки, отказывался приветствовать начальника, отказывался говорить, отвечать на вопросы. Я не отрекался от веры в Дафа и не писал никаких заявлений. Меня несколько раз избивали за то, что я не отвечал на перекличке.

Полицейские часто надевали на меня наручники и приковывали к металлическим перилам, заставляя стоять длительные промежутки времени.

Однажды двое полицейских надели мне на голову чёрный мешок, чтобы я ничего не видел, а затем двое заключённых, прижали мои руки к бокам и куда-то повели, толкая перед собой. Мы прошли так метров сто, затем они вытолкнули меня наверх.

Мешок с моей головы сняли только тогда, когда завели в небольшую ванную комнату. С меня сняли одежду, оставив только нижнее бельё. Через стальную решётку мне выдали две тарелки с едой. Меня держали в этом помещении 15 дней.

Однажды я сидел на стуле и отправлял праведные мысли, чтобы устранить зло. Я не скрещивал ноги, не закрывал глаза и не делал никаких жестов. Это продолжалось семь дней. Когда у меня была возможность, я отправлял праведные мысли.

Заключённым, которые наблюдали за мной, было не по себе, когда я это делал, и они сообщили полицейскому из восьмого отделения. Полицейский предложил заключённым избить меня.

Избиения продолжались два дня подряд, пока мне не сломали ключицу.

Я сообщил начальнику о травме, но он проигнорировал это. Ночью мне было очень больно. В течение 16 дней мне не давали возможности обратиться к врачу. Когда, наконец, провели обследование, то выяснилось, что у меня перелом правой ключицы.

Меня увезли в полицейский госпиталь для лечения. Я отказывался от медицинского вмешательства и просил дать мне возможность выполнять упражнения Фалуньгун, чтобы восстановиться самому. Но мне отказали и провели две операции.

За последние три месяца заключения в исправительно-трудовом лагере меня подвергали и более жестокому обращению за веру в Фалунь Дафа.

Полицейские назначили семерых заключённых для круглосуточного наблюдения за мной. Каждая смена длилась восемь часов, и в каждую смену дежурили по два заключённых.

Когда меня заключили в исправительно-трудовой лагерь Мэйлинь, 95% заключённых там людей были наркоманами. Полицейские выбирали самых отъявленных из них, чтобы избивать меня.

Если кому-нибудь из них удавалось преобразовать практикующего и получить его подпись на соглашение о преобразовании, то этому заключённому сокращали срок пребывания в лагере на три месяца.

Меня заставляли каждый день сидеть на квадратном пластмассовом табурете, не двигаясь. Я сидел с 5:30 утра до 2 часов ночи, мне разрешали спать только три с половиной часа в день. Моё тело постоянно болело, и каждый прожитый день казался годом.

Во время сидения на табурете, если руки у меня хоть немного двигались, меня избивали, если я сидел не прямо, меня избивали, иногда, когда я закрывал глаза на несколько секунд, меня тоже избивали.

Двое заключённых держали палки, завёрнутые в газету. Если моё тело немного шевелилось, они наносили мне удары по спине. Я не могу сказать, сколько раз в день меня избивали. Я часто слышал хруст в спине, когда старался сесть прямо. Мне было больно, когда я шёл или наклонялся. Спина была сильно повреждена.

Как-то когда я сидел на табурете и был в тапочках, зашёл полицейский и наступил мне на ногу. На его ногах были кожаные ботинки. Он встал правой ногой мне на большой палец правой ноги, левая нога у него была приподнята. Он стоял на моём пальце всем весом и с силой прокрутился на нём. Ноготь большого пальца моей правой ноги оторвался. Мне было очень больно.

В какой-то период времени все мучители были похожи на демонов. Они положили фотографию Учителя на пол, поставили на неё табуретку и велели мне сесть. Когда я отказался, семеро из них взяли меня, избили и поднесли к табуретке.

Иногда меня заставляли сидеть перед телевизором и смотреть видео, в котором порочили Фалунь Дафа. Если я отказывался смотреть, меня избивали. Если мои глаза не фокусировались на телевизоре, меня снова били.

В другое время меня заставляли слушать записи с клеветой на Фалунь Дафа и надевать наушники. Но я отказался от этого. Тогда они окружили меня, схватили за руки и, держа мою голову, насильно надели наушники.

Лишённый сна, я не мог не задремать в течение дня. Они начинали избивать меня всякий раз, когда я закрывал глаза. Иногда они позволяли мне встать и ходить по камере. Однажды я был настолько сонным, что наткнулся на стену.

В течение дня мне не разрешали вставать с места. Если я вставал без их разрешения, они снова избивали меня. Мне не разрешали пользоваться туалетом до тех пор, пока из меня всё не вышло произвольно. Тогда мне позволили помыться. Когда я убирал камеру, они часто обливали меня ледяной водой. Так надо мной издевались каждый день.

За десять дней до освобождения полицейские привели в камеру заключённого, который сказал, что его ладонь можно сравнить с топором. Сила его рук заставила семерых практикующих сдаться. Он заявил, что никто из них не смог вынести его удары, поэтому их «преобразовали», и они подписали заявление.

Меня привели на площадку на третьем этаже и велели сесть на маленький стул. Этот заключённый спросил меня, хочу ли я «преобразоваться» и подписать заявление. Я ничего не ответил на этот вопрос. Тогда он правой рукой нанёс мне сильный удар по левой стороне лица. Он нанёс несколько ударов, каждый раз сбивая меня с ног, но я каждый раз вставал.

Когда до освобождения оставалось семь дней, этот заключённый снова пришёл. Он зачитал письмо о «преобразовании» и спросил, не собираюсь ли я его подписать? Но я ничего не ответил.

Несколько заключённых толкнули меня в ту сторону, где не было камер наблюдения и снова избили.

В результате моё лицо распухло и покрылось волдырями, дёсны кровоточили, зубы расшатались, сильно болела голова, и я с трудом принимал пищу. Я обратился к начальнику и инструктору и попросил их о встрече с прокурором, который находился в исправительно-трудовом лагере. Я хотел подать судебный иск на этого заключённого. Они стали оправдываться и не дали мне возможности встретиться с прокурором. В итоге, заключённому велели извиниться передо мной.

За три года пребывания в исправительно-трудовом лагере я постоянно испытывал невыносимую боль. После освобождения меня сразу перевели в центр «промывания мозгов» Шэньчжэня.

Первые несколько дней в центре я рассказывал сотрудникам факты о Фалунь Дафа. Потом я отказался говорить. Они не могли работать со мной и освободили. Через шесть месяцев я вернулся домой.

В течение шести лет я страдал от жестокого преследования. Но я пережил зло и защитил достоинство Дафа с праведными мыслями.

Я благодарен Дафа, который даровал мне несгибаемую волю. Я никогда не смогу отблагодарить за безграничное милосердие Будды.

Источник: http://ru.minghui.org/html/articles/2018/8/16/1146128.html


Вы можете печатать и передавать все статьи, опубликованные на вебсайте «Чистая Гармония», но, пожалуйста, указывайте источник.

  Связанные истории





Email editors: editor@ru.clearharmony.net
© 2004-2018 ClearHarmony Net (Russian)