Опубликовано: Среда 26. Сентябрь , 2018      
Правозащитник Ван Юнхан. От стороннего наблюдателя до жертвы, ставшей свидетелем преследования Фалуньгун (ч. 2)
" . $article['subtitle'] . "
"; } ?> " . $article['author'] . "
"; } ?>

Правозащитник Ван Юнхан защищал практикующих Фалуньгун с тех пор, как в 1999 году компартия Китая (КПК) начала преследовать эту группу людей. Как и Гао Чжишэн и многие другие адвокаты, которые поддерживали практикующих Фалуньгун, Ван был жестоко наказан за это режимом, включая незаконное заключение в тюрьму на семь лет и жестокие пытки.

Ван понял, что общественность никогда не узнает, через что прошли он и многие другие практикующие Фалуньгун, если они не расскажут свои истории. Ниже мы публикуем его рассказ о том, как коммунистический режим нарушал закон во время преследования практикующих Фалуньгун.

Незаконный суд и лишение свободы

Когда заключённого держат в госпитале, полицейский из центра заключения и два вооружённых полицейских охраняют его. Опасаясь, что моё дело может вызвать большой резонанс в обществе, власти приставили ко мне ещё двух полицейских, которые ежедневно сменялись. 13 полицейских участков, находящихся в подчинении департамента полиции Шахэкой города Даляня, поочередно выделяли для этого своих сотрудников.

Молодой полицейский, охранявший меня, описал действия полицейского участка в день моего ареста. Он рассказал несколько деталей с момента, как я покинул свой дом. Однако если бы полиция не следила за мной с утра, они бы не знали этих деталей. Тогда я осознал, что, хотя арест в тот день в основном был направлен на меня, другие практикующие тоже стали мишенью преследования.

В конце 2009 года моё внимание привлёк тот факт, что практикующий Фэн Ган, которого арестовали во время слежки за мной, умер. После своего освобождения я прочитал на веб-сайте «Минхуэй», чтобы его пытали после ареста.

Суд района Шахэкоу провёл слушание по моему делу 14 сентября 2009 года. Об этом не уведомили ни моих родных, ни адвоката. Меня также не уведомили о предстоящем суде за три дня, как того требует закон.

После слушания судья Ли Бяньцзян подошёл ко мне и спросил о моей повреждённой ноге. Я ответил: «Ваша честь, судья Ли, пожалуйста, сделайте правильный выбор в отношении вопроса Фалуньгун».

«Я читал ваши статьи, которые включены в дело. Вы талантливы. Однако Вы не должны идти против Коммунистической партии Китая (КПК)», – ответил судья.

«Как судья, – ответил я, – Вы должны обращать внимание на юридические вопросы дела, а не на то, кто против кого».

В Китае должностные лица и их сторонники склонны использовать слова «ты против партии», чтобы клеймить своих оппонентов и совершать на них политические нападки.

27 ноября 2009 года суд района Шахэкоу лишил меня свободы на семь лет. Я объявил голодовку в протест против незаконного заключения. Сотрудники центра заключения принудительно кормили меня и держали меня в наручниках с заведенными за спину руками больше 30 часов.

Позже я узнал, что два моих адвоката из Пекина – адвокат Лань и адвокат Чжан – шесть раз приезжали в Далянь, чтобы встретиться со мной. Руководство центра заключения Далянь не позволяло им видеться со мной, но во время шестого их приезда им сказали, что апелляционный суд Далянь хотел бы узнать у них, буду ли я оспаривать решения первого суда. Это был единственный раз, когда адвокат встретился со мной в тюрьме за 7 лет моего заключения.

Пытки в тюрьме

2 апреля 2010 года меня поместили в новую тюрьму Ляонань. Я отказался носить тюремную форму. Заключённые избили меня, сорвали с меня одежду и надели на меня тюремную форму.

22 апреля 2010 года меня заключили в тюрьму №1 Шэньяна в провинции Ляонин. В течении менее чем двух недель меня дважды сильно избили заключённые. Я сообщил об избиениях дежурному охраннику Чжан Сяоюню. Чжан сказал с безразличием: «Тебя ранили? Если да, иди в госпиталь, и пусть там осмотрят повреждение».

Вечером 11 октября и на следующее утро заключённые снова избили меня.

Охранники Чан Хун и Лю Шуан поместили меня в центр строгой дисциплины. В течении двух недель мне давали только кукурузную кашу.

Я отказывался носить идентификационный бейдж, который указывал, что я являюсь преступником. Начальник 18-го отделения Ли Шигуан в течении девяти месяцев лишал меня права на покупки. Поэтому у меня не было туалетной бумаги, мыла, зубной пасты и зубной щётки.

Долгое время я должен был собирать выброшенные другими тюбики из-под зубной пасты, чтобы выдавить оттуда остатки пасты.

1 июня 2011 года администрация тюрьмы перевела меня из 18-го отделения во 2-е отделение после того, как практикующий Фалуньгун Хоу Яньшуан, заключённый во 2-м отделении, умер. Это сделали, чтобы сбалансировать распределение практикующих Фалуньгун по тюрьме.

Заместитель начальника 2-го отделения Чэнь Дун заявил, что он будет пристально наблюдать за мной. Он хотел, чтобы я выполнял «символический труд», например, вёл бухгалтерию. Но я отказался от этого.

Чэнь накричал на меня: «В тюрьме охранники и заключённые должны работать. Почему бы тебе не взять на себя какую-то часть?»

«Полицейские работают, выполняя свои обязанности, – сказал я. – Заключённые работают, выполняя требования по реформированию через труд. Я не полицейский и не заключённый.

Поэтому я не обязан работать».

Чэнь запер меня в столовой и не позволял мене ни с кем контактировать. Он также назначил заключённого, чтобы наблюдать за мной.

В феврале 2012 года тюрьма начала кампанию по «уничтожению веры в Фалуньгун». Охранник Ван Бинь и помощник охранника Лю Шиган руководили этой кампанией. Они предложили практикующим выбор – «умереть или быть «трансформированными»». Главный их метод принуждения состоят в лишении сна и ограничении приёма пищи и воды.

С 8 по 21 мая 2012 года меня лишали сна в течении 13 дней. У меня определили плеврит, и возле моего второго ребра накапливалась жидкость.

Когда в июне 2012 года моя жена навестила меня, меня вынесли к ней другие люди. Она спросила охранников, что произошло. Чэнь Дун ответил: «Это как мать наказывает своего сына».

Чэнь однажды сказал мне: «Ты должен держать своё слово. Ты уже однажды согласился на «трансформацию», поэтому ты должен выполнять это. Почему ты не придерживаешься своего решения?»

После того, как я отказался отвечать на его вопросы из обзора о «трансформированных» практикующих, Чэнь сказал: «Если ты не отвечаешь, мы не освободим тебя, даже когда твой срок закончится. Мы будем держать тебя в тюрьме 20 лет».

В другой раз Чэнь принёс железный прут, чтобы пытать меня. Заключённый сказал мне, после того, как Чэнь ушёл: «Когда КПК делает такое с людьми, как вы, она просто доказывает свою беспомощность».

Позже меня перевели в тюрьму Телин, которая являлась изолятором для заключённых, болеющих туберкулёзом.

Новые пытки

В марте 2013 года тюрьма №1 Шэньяна отправила несколько человек в тюрьму Телин, чтобы проверить, смогли ли меня «трансформировать». Я сказал им, что я твёрдо держусь своей веры, и осудил их участие в принудительной «трансформации».

Я написал письмо в тюрьму Телин, чтобы разоблачить пытки, которым меня подвергали в тюрьме №1 Шэньяна. 25 июня 2013 года меня вернули в тюрьму №1 Шэньяна, заключили в 19-м отделении и три дня пытали на «скамье тигра».

В течении 15 дней мне давали только кукурузную кашу. Я чувствовал боль в области груди и спине, поэтому я пошёл в клинику на обследование. Рентген показал, что у меня были признаки плеврита и туберкулёза.

С 23 августа, в течение двух месяцев, за мной пристально наблюдали. Было лето, но мне не позволяли принимать душ, стирать одежду, мыть лицо, руки, ноги, не позволяли пользоваться туалетной бумагой. Ежедневно с 6 утра до 10 вечера меня заставляли сидеть на маленьком деревянном стуле. По ночам мне не позволяли пользоваться туалетом.

23 июня 2013 года меня вернули во 2-е отделение, после того как у меня появились признаки плеврита.

16 апреля 2013 года я остался в госпитале из-за моей повреждённой ноги. Меня обследовали в госпиталях №1 и №4 Медицинского университета Китая и Ортопедическом госпитале Шэньяна.

Мне поставили диагноз: послеоперационное воспаление костей.

Меня освободили, но продолжают следить за мной

3 июля 2016 года истёк срок моего заключения. Охранник, занимающийся вопросами практикующих Фалуньгун, вывел меня из тюрьмы. Он сказал: «Не делай этого больше. Разве ты не понял за все эти годы, что в трудные времена можешь полагаться только на членов своей семьи?»

Я понял, что он имел в виду. Я ответил: «Если бы не постоянные усилия практикующих Фалуньгун и людей заграницей, наша ситуация была бы намного хуже!

Он ничего не ответил.

На самом деле, если бы не было постоянного внимания, обращений и апелляций, я бы вряд ли выжил.

Меня не сразу освободили из тюрьмы, заявив, что они ожидают указаний местного правительства.

Меня освободили только тогда, когда пришло несколько человек из уличного жилого комитета, где я живу.

Чтобы наблюдать за мной, уличный жилой комитет и местный полицейский участок установил камеру в моём доме, ещё одну на здании напротив моего балкона. Внешняя камера направлена на мою входную дверь, а внутренняя направлена на двери двух спален в моей квартире. Обе камеры улавливают инфракрасное излучение.

Свидетель убийства

Ниже я публикую имена умерших в результате преследования практикующих Фалуньгун, которых я знал или слышал от других:

1. Практикующий Фэн Ган из Далянь погиб при подозрительных обстоятельствах. 2. Практикующий Хой Яньшуан из Линюйань погиб в тюрьме №1 Шэньяна. 3. Практикующий Пэн Гэн из департамента полиции провинции Ляонин погиб во время голодовки или туберкулёза в тюрьме Телин. 4. Практикующий Ли Шанши из Паньцзиня погиб в тюрьме №1 Шэньяна. 5. Практикующий Лю Чжаньхай из Харбина провинции Хэйлунцзян погиб в тюрьме №1 Шэньяна. 6. Практикующий Го Чуньчжань из Хулудао погиб из-за отказа внутренних органов после освобождения из тюрьмы №1 Шэньяна. 7. Практикующий Ху Гоцзянь из Фушунь погиб в тюрьме Бэньси, расположенной в провинции Ляонин.

Другие инциденты

Во время моего заключения мою жену дважды арестовывали. Её 5 дней продержали в центре заключения. Затем её заключили в центр «промывания мозгов» Фушунь на 30 суток.

В апреле 2017 года я приехал в административное бюро Далянь, чтобы подать заявление на получение паспорта, в котором я нуждался для работы. Мне сказали, что полицейский Го запретил выдавать мне паспорт.

Когда я недавно ехал на скоростном поезде, полицейские ждали меня возле моего места. Они сфотографировали меня и обыскали мою сумку.

Дополнительная информация

Ван Юнхан, практикующий Фалуньгун, работал адвокатом в юридическом офисе Цяньцзюнь в провинции Ляонин. С 2007 года он был советником, представлял и защищал несколько практикующих Фалуньгун.

Он опубликовал несколько статей на веб-сайте Epoch Times (на китайском языке), включая открытое письмо под заголовком «Ошибки, сделанные в прошлом требовании, которые сегодня требуют быстрого исправления». Ван указал, что правительство КПК контролирует юридическую и судебную системы без проверки и баланса, и использует их, чтобы преследовать практикующих Фалуньгун под маской законности.

Из-за этих писем и под большим давлением должностных лиц юридическая фирма, где он работал, уволила его. Его адвокатская лицензия была конфискована и аннулирована должностными лицами.

Вана арестовали в июле 2009 года и заключили в тюрьму на семь лет. Его дело было включено в отчёт 2010 года Специального докладчика ООН по вопросам против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

(Конец)

Источник: http://ru.minghui.org/html/articles/2018/9/24/1146542.html


Вы можете печатать и передавать все статьи, опубликованные на вебсайте «Чистая Гармония», но, пожалуйста, указывайте источник.

  Связанные истории





Email editors: editor@ru.clearharmony.net
© 2004-2018 ClearHarmony Net (Russian)