Опубликовано: Среда 28. Ноябрь , 2018      
Бывшая учительница была 11 раз арестована в течение 20 лет за отказ отречься от Фалуньгун
" . $article['subtitle'] . "
"; } ?> " . $article['author'] . "
"; } ?>

75-летнюю практикующую Фалуньгун неоднократно незаконно арестовывали и один раз заключили в тюрьму на три года после того, как в июле 1999 года китайский коммунистический режим начал преследовать Фалуньгун.

10 мая 2018 года Му Чжихун, учительница на пенсии из города Шицзуйшань в Нинся-Хуэйском автономном районе, вновь стала целью преследования за веру в Фалуньгун. Пять полицейских вместе с семью работниками жилищного комитета пришли к ней домой. Они вызвали слесаря, чтобы проникнуть внутрь помещения. После обыска дома они забрали личные вещи Му. Затем арестовали её и доставили в дорожный полицейский участок Циншань. В тот же вечер её освободили.

Здоровье Му резко ухудшилось после последнего одиннадцатого ареста. В настоящее время она проходит обследование в кардиологическом центре Нинся.

Вот рассказ Му об испытаниях, которые она перенесла за отказ отречься от Фалуньгун.

«С 1999 года, – написала она, – Янь Чэнвэй, Хэ Хунлинь и другие сотрудники полицейского участка
Даукоу много раз обыскивали мой дом и забирали личные вещи».

Воспоминания Му о перенесённых испытаниях

Меня зовут Му Чжихун, я преподавательница, вышедшая на пенсию из организации по добыче угля в Шэньхуа в Нинся-Хуэйском автономном районе. Из-за артрита, сердечных заболеваний, проблем с желудком и других заболеваний я была очень слаба и весила всего 40 с лишним килограмм. Я перепробовала всевозможные лекарства и ежегодно тратила около 10 тысяч юаней на медицинские счета. Однако ничего не помогало мне улучшить здоровье, поэтому мне пришлось рано уйти на пенсию.

После шести месяцев практики Фалуньгун я избавилась от болезней и прибавила в весе. Став свидетелями моих изменений, некоторые друзья и родственники тоже начали практиковать Фалуньгун.

Аресты и заключения

Когда 21 июля 1999 года мы выполняли упражнения Фалуньгун на площадке с группой соучеников, пришли двое полицейских и отправили практикующих домой. Через несколько дней Янь Чэнвэй и Хэ Хунлинь из полицейского управления Даукоу арестовали меня и заключили на 15 дней. Это был мой первый арест и незаконное заключение.

Вскоре эти два сотрудника снова арестовали меня и отвезли в центр заключения, где продержали неделю. Меня задержали, потому что Цзян Цзэминь, бывший тогда глава компартии, запретивший Фалуньгун, прибыл в Нинся. В 1999 году меня арестовывали три или четыре раза, главным образом во время больших празднеств или когда высокопоставленные правительственные чиновники приезжали в город.

Чтобы избежать дальнейших арестов, я более шести месяцев находилась вдали от дома. После того как в августе 2000 года я вернулась домой, Янь и двое других полицейских арестовали меня и отвезли во второй центр заключения Шицзуйшань. Это было шестое задержание. Затем меня перевели в женский исправительно-трудовой лагерь района Нинся, где я провела один год.

Жестокое обращение в лагере

30 августа 2000 года меня привезли в лагерь. Охранники назначили наркоманов и наиболее злостных заключённых для «преобразования» практикующих, чтобы заставить нас отказаться от веры. Нам запрещали общаться с другими практикующими или выполнять упражнения Фалуньгун. Кроме того нам приказали читать материалы с клеветой на Фалуньгун и каждый день писать отчёт о своих мыслях. Две уголовницы круглосуточно наблюдали за мной. Одна спала рядом, а другая наверху двухъярусной кровати.

Практикующие ежедневно были вынуждены работать с 5 часов утра до 22 часов вечера. Когда практикующая Фэн Цзяньин поздоровалась со мной, заключённая сообщила об этом охранникам, из-за этого Фэн закрыли в изоляторе и лишили сна, и пищи. В знак протеста против этой несправедливости я и другие практикующие объявили голодовку и продолжали её до тех пор, пока Фэн через неделю не освободили.

Охранник Ма Ли очень плохо обращался с нами. Мы были вынуждены часами стоять на улице неподвижно, едва одетыми, несмотря на холодную зиму или жаркое солнце летом. В дождливые дни нас заставляли часами бегать. После этого нам не разрешали переодеться в сухую одежду, и мы сразу же приступали к работе.

В начале 2001 года после инсценированного инцидента с самосожжением, охранники стали ещё хуже относиться к практикующим. Они ежедневно пытались «промыть нам мозги». Поскольку я отказалась отречься от веры в Фалуньгун, моё нахождение в лагере продлили ещё на 105 дней, до 20 ноября 2001 года. К тому времени я сильно похудела и ослабла.

Очередное заключение

В апреле 2002 года меня арестовали в седьмой раз. Когда я взяла в банке немного денег на оплату медицинских счетов для племянницы, сотрудники Янь и Хэ проследили за мной. На следующий день они арестовали меня и доставили во второй центр заключения Шицзуйшань.

По прибытии туда я узнала, что племянница Ли Айлин, тоже практикующая, заключена в этом же центре. Полиция Даукоу доложила чиновникам из «Офиса 610» и полицейского департамента провинции, что ими раскрыто крупное дело, подрывающее государственную безопасность.

Сотрудники полиции, участвовавшие в этом деле, получили награды и премии. Один из охранников центра заключения, увидев награды, подумал, что это смешно – как могли два обычных человека, пожилая женщина и её племянница средних лет – подрывать государственную безопасность?

Через 30 дней меня и племянницу освободили под залог.

В 2005 году, вскоре после китайского Нового года, меня арестовали в восьмой раз. Сначала чиновники держали меня в полицейском участке, а затем перевели в центр заключения. Поскольку я ничего не ела в течение шести дней, моё здоровье ухудшилось, и меня доставили в больницу. Когда я увидела, что рядом нет ни одного охранника, я сбежала и отправилась в другой город.

Центр заключения города Иньчуань

В декабре 2006 года меня арестовали в девятый раз. Полицейские по лестнице поднялись на второй этаж здания. Они ворвались внутрь и прежде чем объяснить, что они полицейские из города Иньчуань, накрыли мою голову брюками и обыскали дом. Они также потребовали, чтобы я подписала документ. Когда я отказалась это сделать, один из них подписал его за меня.

В центре заключения Иньчуань меня определили в маленькую камеру, предназначенную для семи заключённых, однако в ней находилось в два раза больше людей. Без одеяла я дрожала всю ночь.

Нам также выдавали очень мало еды.

Тем не менее, мы каждый день были вынуждены работать с пяти часов утра и до полуночи. Когда летом все двери в камере были закрыты, она была похожа на раскалённую печь. Работы было много, и если кто-то не успевал выполнить норму, наказывали всех заключённых.

В знак протеста против незаконного заключения я и ещё две практикующие Цзян Хунъин и Чжан Сяопин объявили голодовку. Всех нас поместили в изолированную камеру, и мы узнали, что Чжан насильно кормили фекалиями.

Длительный интенсивный труд, недоедание и отсутствие сна стали причиной моего головокружения, слабости и аритмии. Однако охранники не обращали внимания на моё состояние.

Несмотря на плохое самочувствие, мне пришлось в конце мая 2007 года присутствовать на слушании дела в районном суде Сися. Примерно через месяц агенты снова допросили меня и сообщили, что меня приговорили к трём годам лишения свободы. Мои родственники наняли адвоката, и я подала апелляцию в суд промежуточной инстанции Иньчуань, но там оставили в силе первоначальный приговор.

260 дней я находилась в центре заключения, а затем в августе 2007 года меня перевели в тюрьму.

Постоянные пытки в тюрьме

Женская тюрьма Иньчуань в основном предназначалась для преступниц, таких как убийцы, наркоманки, проститутки и воровки. Многих из них приговорили к смертной казни или пожизненному заключению.

На следующий день после прибытия туда меня определили в мастерскую по пошиву одежды.

Работа была тяжёлой. В некоторых тканях содержались токсичные вещества, такие как формальдегид, и у меня появилась аллергическая реакция. Постепенно сыпь распространилась по всему телу, которое болело и чесалось. Поскольку я была практикующей, охранники пренебрегали моими неоднократными просьбами о переводе на другую работу.

Я находилась во втором отделении, где проводилось военизированное управление заключёнными.

Для принятия пищи отводилось меньше 20 минут, и я часто не успевала поесть, поскольку получала пищу слишком поздно. От этого моё физическое состояние стало ещё хуже.

В феврале 2009 года приехало несколько охранников из тюремной системы Пекина и обучили местных сотрудников методам «преобразования» практикующих. Шесть «надёжных» заключённых были назначены для круглосуточного наблюдения за мной.

В тюрьме меня всё время жестоко пытали. Я была вынуждена сидеть с прямой спиной более 20 часов в день на маленьком табурете, не шевелясь, а заключённые время от времени избивали меня.

Иногда все шестеро снимали с меня всю одежду и обыскивали.

К тому же я была вынуждена читать статьи и смотреть видеофильмы с клеветой на Фалуньгун и его Основателя, и каждый день писать отчёты о своих мыслях.

В течение трёх месяцев меня лишали сна и разрешали спать только около одного или двух часов.

Одна из уголовниц следила, чтобы я не цитировала каноны Фалуньгун.

Команду, сформированную для моего «преобразования», реорганизовали. Чиновники перед большими собраниями часто угрожали мне. Они утверждали, что практикующие в Иньчуане и Пекине отказались от практики Фалуньгун.

Наконец под огромным давлением я сдалась и отреклась от веры в Фалуньгун. Однако я очень сожалела об этом и часто плакала. После освобождения из тюрьмы я вернулась к практике Фалуньгун.

17 июня 2016 года, когда я отправилась навестить двоюродного брата, меня арестовали в десятый раз. Полицейские отвезли меня на квартиру и велели слесарю открыть дверь. Затем они забрали книги Фалуньгун и другие личные вещи.

Страдания родственников

Во время моего десятого ареста двоюродного брата задержали почти на целый день. Полиция при обыске его места жительства сняла видео с места действия и угрожала членам семьи. В результате его жена сильно испугалась, трёхлетний сын плакал, а у ещё одного пожилого родственника, живущего в той же общине, после тяжёлого испытания появились проблемы с сердцем.

Все мои родственники и даже дети страдали от преследования. Однажды дома со мной находился только 14-летний сын. Янь и другие агенты затолкали нас обоих в полицейскую машину. После того как я начала сильно протестовать, они отпустили сына.

Когда в 2000 году после китайского Нового года я посетила отца в провинции Аньхой, четверо полицейских из района Нинся проехали 1600 километров, чтобы арестовать меня на глазах отца, причинив ему и другим членам семьи серьёзный вред. Отец скончался через несколько месяцев после того, как в 2006 году меня приговорили к трёхлетнему тюремному заключению.

Когда я находилась в исправительно-трудовом лагере, полицейские обыскали мой дом, надеясь найти там материалы Фалуньгун. Они даже раскопали клумбу и разобрали трубы отопления.

Прошло много лет с тех пор как Фалуньгун запретили, а мои испытания и страдания родных выходят за рамки понимания обычного человека. Но ничто не смогло изменить и никогда не изменит мою веру в Фалуньгун.

Источник: >http://ru.minghui.org/html/articles/2018/11/23/1147294.html


Вы можете печатать и передавать все статьи, опубликованные на вебсайте «Чистая Гармония», но, пожалуйста, указывайте источник.

  Связанные истории





Email editors: editor@ru.clearharmony.net
© 2004-2018 ClearHarmony Net (Russian)