Опубликовано: Понедельник 29. Апрель , 2019      
Жителя провинции Хэбэй во время заключения подвергали избиениям и насильственному кормлению человеческими фекалиями
" . $article['subtitle'] . "
"; } ?> " . $article['author'] . "
"; } ?>

Тянь Кайшань, 55-летний практикующий Фалуньгун из городского округа Баодин провинции Хэбэй (к юго-западу от Пекина), в начале 2017 года за практику Фалуньгун был арестован и отправлен в центр заключения уезда Исянь, где ещё до вынесения приговора его подвергли бесчеловечным пыткам.

2 августа 2017 года, после вынесения приговора, его отправили в тюрьму Цзидун, где также жестоко пытали.

80-летний отец Кайшаня не смог пережить заключения сына и умер от горя.

Фалуньгун (или Фалунь Дафа) − система самосовершенствования, которая включает в себя плавные упражнения и направлена на повышение нравственности. Учение основано на принципах Истина, Доброта, Терпение.

С тех пор как в июле 1999 года компартия Китая (КПК) начала преследование этой практики, многих практикующих арестовали, заключили в тюрьмы и подвергли пыткам, многие были убиты.

Ниже приведён рассказ Тянь Кайшаня о пытках, которые он перенёс за практику Фалуньгун.
* * *
Меня неоднократно арестовывали за мою веру.

Однажды это случилось 5 октября 2016 года, когда я вместе с другими практикующими поехал в посёлок Цзыцзиньгуань распространять информационные материалы Фалуньгун, разоблачающие преследование. Через две недели меня освободили по состоянию здоровья, но полицейские продолжали преследовать меня.

 
55-летний Тянь Кайшань живёт в городском округе Баодин провинции Хэбэй

Через несколько месяцев, 10 февраля 2017 года, я по производственной необходимости заехал в банк уезда Лайюань. Тогда я не знал, что полиция следит за мной. После того, как я вышел из банка, они обманом заставили меня вернуться. Там меня арестовали полицейские из уездов Лайюань и Исянь.

Тянь Гоцзюнь, начальник отдела внутренней безопасности уезда Исянь, пытался допросить меня, но я отказался отвечать на его вопросы. Для дальнейшего допроса он отправил меня в центр заключения Исянь.

Через пять дней я решил объявить голодовку в знак протеста против нарушения моих прав.

Членам моей семьи, наконец, разрешили ненадолго навестить меня.

4 мая 2017 года состоялся суд. Для моей защиты родственники наняли адвоката, который потребовал немедленно освободить меня. Тем не менее, под давлением "Офиса 610" судебные чиновники продолжали держать меня под стражей, поскольку запланировали заключить в тюрьму.

Во время предварительного заключения за свою веру я перенёс много разных пыток со стороны полицейских, охранников и заключённых.

Голодовки

 
Иллюстрация пытки: сковывание наручниками вокруг ног

В знак протеста против незаконного обращения я объявил голодовку. Это разозлило охранников, и они надели на меня наручники и сковали ноги. Один охранник стал угрожать, что если я продолжу голодовку более трёх-четырёх дней, он пристегнёт наручниками мои руки к кандалам на ногах, я буду согнут вниз головой, и мне будет тяжело передвигаться.

Через несколько дней охранники осуществили эту угрозу и сковали меня таким образом.

Во время заключения я неоднократно проводил голодовки. Охранники приказывали уголовникам жестоко избивать меня и делать всё, чтобы заставить прекратить голодать. Заключённые подчинялись и, чтобы самим избежать жестокого обращения, избивали и унижали меня, когда хотели.

Они часто нападали на меня в душе, где не было камер наблюдения.

Все старались заставить меня отказаться от веры в Фалуньгун.

Избиения и принудительные кормления

Охранники и заключённые во время пыток и насильственного кормления действовали сообща.

Они, приковав меня к стулу, соединяли наручники с кандалами вместе так, что я не мог сопротивляться. Они по очереди хлестали меня по лицу, били ногами и руками, железными прутьями или бамбуковыми палками наносили удары по моим ногам.

Это продолжалось три дня подряд. В пытке принимал участие и помощник начальника центра заключения Чжао Хуа.

При пытках и принудительном кормлении их ничто не сдерживало, и я выносил жестокие истязания. Однажды во время принудительного кормления они остановились только тогда, когда я потерял сознание от удушья.

В дни принудительного кормления все, кто пытал меня, отличались бесчеловечной жестокостью.

Заключённые, которые помогали охранникам, изо всех сил старались сдавить мне щёки и открыть рот. У меня были синяки и раны на лице и во рту.

Однажды, чтобы заставить меня открыть рот, заключённый наступил всем своим весом на мою лодыжку. Я закричал от боли, и они начали заталкивать мне в рот трубку для принудительного кормления. "У нас большой опыт, − сказал один из охранников, – и есть много способов заставить тебя принимать пищу".

Окурки

Когда меня, связанного, избивали, у одного из них возникла идея. Он вынес из душевой комнаты пепельницу и вытряхнул окурки и пепел в мой суп и на паровые булочки. Затем он накормил меня этой мерзкой смесью. Я задыхался и, откашливаясь, попал окурками на помощника начальника центра заключения Лю Юя.

Он пришёл в ярость и начал бить меня по лицу. Затем он затолкал окурки обратно мне в рот.

Человеческие фекалии

Как-то, перед пыткой принудительным кормлением, начальник центра заключения Ван Чжэнхуа позвал охранников. Я не слышал, о чём они говорили.

Затем Ван потребовал, чтобы я прекратил голодовку и начал есть. Я снова отказался.

"Если так, то мы заставим тебя есть фекалии", − усмехнулся он и приказал одному охраннику принести их. Помощник начальника Чжун Чен надел перчатки и набил мой рот фекалиями. Я сопротивлялся изо всех сил, но ничего не мог поделать, мои руки были прикованы к ноге.

Полицейские и охранники держали меня и насильно кормили фекалиями. Они натёрли мне ими лицо, голову и тело. Это было отвратительно.

Настраивали заключённых против меня

В камере старший заключённый ударил меня по лицу ботинком. Некоторые заключённые − свидетели этих пыток − говорили мне, что видят, насколько жестокие эти избиения и насильственное кормление.

Однажды руководство тюрьмы велело охранникам заставить заключённых писать на меня заявления, которые должны были отправить в суд. В этих заявлениях говорилось о том, что я отказался оставить Фалуньгун, а также рассказывал заключённым о Фалуньгун и призывал их выйти из компартии Китая (КПК), чтобы избежать кармического возмездия.

Начальник Ван пытался шантажировать меня, пригрозив, что если я продолжу голодовку, он отправит эти заявления в суд и мне вынесут более суровый приговор.

Лишение сна, клевета и психологическое насилие

Давление было беспощадным. Охранники заставляли заключённых избивать меня в местах, где не было камер наблюдения, а также сказали им, что камеры выключают в 8 часов вечера. Таким образом, они могли издеваться надо мной всю ночь.

Я не мог спать, так как заключённые, которые наблюдали за мной, били меня всякий раз, когда я закрывал глаза. Они тоже не высыпались, но не осмеливались жаловаться охранникам. Вместо этого они вымещали свой гнев на мне.

Лишение сна длилось четыре дня и три ночи.

Другой способ, которым заставляли меня отказаться от веры, заключался в том, что заключённые писали имя Учителя Ли Хунчжи, основателя Фалуньгун, на белой ткани и вешали на мою спину.

Они требовали от других заключённых клеветать на Учителя, когда те находились рядом со мной.

Я просил их остановиться, но они не слушали и продолжали клеветать ещё интенсивнее.

Они, по моему убеждению, совершали очень плохое дело, и для них это было небезопасно. Чтобы остановить их, я прекратил голодовку и начал принимать пищу.

Позже, когда я понял, что это была хитрость охранников и заключённых, я возобновил голодовку.

 
Руки и ноги прикованы к углам кровати

Полицейские опасались, что я могу умереть от пыток в центре заключения и отправили меня в больницу. Там меня положили на кровать, а руки и ноги растянули в стороны и приковали к углам кровати. Чтобы причинить мне больше боли, охранники туго затянули наручники, и они врезались в мою плоть.

Они также использовали новый тип электронной цепи, которой сковывали мне ноги.

Во время этой пытки мне снова не давали уснуть. Как только я закрывал глаза, охранники обливали меня холодной водой.

В больнице они насильно вливали в меня большое количество воды методом принудительного кормления, наполняя мой живот. Желание помочиться было очень сильным, и охранники часто искали причину не пустить меня в туалет. Однажды они заставили меня ждать два часа, и я потерял контроль над мочевым пузырем.

Все эти методы были попытками извести меня и сломить мою волю и веру в Фалунь Дафа.

Однажды я услышал, как охраннику приказали: "Устрой ему трудные времена". Тот, похоже, был обеспокоен этим. "Боюсь, он не выдержит", − услышал я его ответ.

Вернули в центр заключения

Увидев, что я не хочу уступать, охранники отвезли меня обратно в центр заключения.

Полицейский сказал мне, что если я остановлю голодовку, то приговор будет легче. Я сказал ему, что не сделал ничего плохого, чтобы со мной можно было так жестоко обращаться.

Когда я вернулся в центр заключения, многие заключённые были потрясены тем, как я выглядел и что пережил. Я спокойно объяснил им, что не сделал ничего плохого. Практика Фалуньгун очень хорошая, и КПК незаконно преследует её. Я сказал им, что они должны подальше держаться от партии и взять на себя ответственность за своё будущее. Некоторые из них решили выйти из КПК и её молодёжных организаций.

В центре заключения я продолжал голодовку, и охранники на 45 дней сковали мне руки и ноги.

Мои лодыжки сильно опухли и загноились.

Даже сейчас у меня на ногах сохранились шрамы от цепей.

Из-за страха, что я умру в центре заключения, суд быстро вынес приговор. Меня приговорили к двум годам заключения».

В преследовании Тянь Кайшаня принимали участие:

Центр заключения уезда Исянь: + 86-312-4700162

Чжао Хуа, помощник начальника центра заключения уезда Исянь: + 86-15931848519

Источник: http://ru.minghui.org/html/articles/2019/4/22/1149413.html


Вы можете печатать и передавать все статьи, опубликованные на вебсайте «Чистая Гармония», но, пожалуйста, указывайте источник.

  Связанные истории





Email editors: editor@ru.clearharmony.net
© 2004-2019 ClearHarmony Net (Russian)